Возмещение убытков причиненных обеспечительными мерами

Вся информация на в статье на тему: "Возмещение убытков причиненных обеспечительными мерами". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Статья 98. Убытки и компенсации в связи с обеспечением иска

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ статья 98 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Статья 98. Убытки и компенсации в связи с обеспечением иска

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 98 АПК РФ

1. Ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

2. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса, в пределах от десяти тысяч до одного миллиона рублей, по другим спорам — от одной тысячи до одного миллиона рублей.

3. Иск о возмещении убытков или выплате компенсации предъявляется в арбитражный суд, рассматривавший дело, по которому принимались обеспечительные меры.

4. Правила, установленные настоящей статьей, применяются в случаях оставления иска без рассмотрения по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 148 настоящего Кодекса, а также в случаях прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным пунктами 2-4 части 1 статьи 150 настоящего Кодекса.

Источник: http://base.garant.ru/12127526/de831bbe6cb5df4f1d1b3ab26f34e6d7/

Статья 98. Возмещение убытков, причиненных обеспечением иска

Статья 98. Возмещение убытков, причиненных обеспечением иска

Ответчик и другие лица, которым причинены убытки обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, ходатайствующего об обеспечении иска, возмещения убытков путем предъявления иска.

>
Предварительные обеспечительные меры
Содержание
Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (АПК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Источник: http://base.garant.ru/3985797/de831bbe6cb5df4f1d1b3ab26f34e6d7/

Как взыскать убытки, если рассчитать их точный размер не получается? Обзор судебной практики

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/376802/

Вину доказывать не надо: ВС объяснил, как взыскивать компенсацию за обеспечительные меры

Экономколлегия ВС взыскала в пользу банка «Зенит» 1 млн руб. компенсации за обеспечительные меры по необоснованному иску, попутно разъяснив судам, на что надо ориентироваться в таких случаях. Три инстанции ошибочно думали, что надо доказывать недобросовестность инициатора обеспечительных мер и факт ущерба. Юристы «либеральный» подход «тройки» поддерживают.

Суд взыскал в пользу банка «Зенит» принадлежащие ОАО «Гранит» нежилое помещение и долю в праве аренды земельного участка, заложенные последним по договорам ипотеки. Начальная продажная цена заложенного имущества была определена судом в размере 242,7 млн руб., а способ реализации – торги в форме открытого аукциона (№ А53-29109/2012).

Однако сразу исполнить решение суда не получилось: акционер «Гранита» – ОАО «Росиф» – потребовал в суде признать договоры ипотеки недействительными (№ А53-4680/2013), ходатайствуя также о принятии обеспечительных мер. Суд эти заявления удовлетворил, запретив проведение торгов. Но кассация округа их в итоге отменила, а затем обществу «Росиф» и вовсе было отказано в иске.

После этого банк “Зенит” отправился в суд взыскивать с “Росиф” 1 млн руб. компенсации на основании ст. 98 АПК [“Убытки и компенсации в связи с обеспечением иска”] (№ А53-1835/2015), но в трех инстанциях дело проиграл. Его ссылки на длительную “парализацию” исполнительного производства (обеспечительные меры действовали 9 месяцев) и “необоснованный” иск “Росиф” судей не убедили. Само по себе обращение с заявлением о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение и недобросовестности, рассудили они, и, более того, не доказан факт причинения ущерба: торги в итоге не состоялись, и имущество банк оставил себе.

Риски надо нести

Вопросом изъявила желание заняться экономическая коллегия Верховного суда, которая в итоге поддержала банк «Зенит» (см. «ВС показал, когда за обеспечительные меры придется заплатить»). Тройка ВС (Иван Разумов, Ирина Букина и Денис Капкаев) согласилась с нижестоящими судами в том, что само по себе обращение с заявлением о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение. Однако, как сразу оговорилась экономколлегия, лица должны нести риск наступления последствий от своих процессуальных действий, а правопорядок не должен содействовать освобождению их от ответственности.

В предмет доказывания по иску о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку такие права возникают в силу прямого указания закона (ст. 98 АПК),

– опровергаются в определении ВС выводы нижестоящих судов. А значит, банк не должен был доказывать противоправность и вину общества «Росиф».

Что с размером

При взыскании компенсации нет необходимости и строгого доказывания размера понесенных убытков по правилам ст. 15 Гражданского кодекса, указала экономколлегия. Потерпевшему достаточно доказать факт негативных последствий, а суд не лишен возможности взыскать компенсацию в меньшем размере (но не ниже низшего предела – 10 000 руб.), при этом он должен быть им обоснован.

Минимальная цена, по которой «Зенит» после признания торгов несостоявшимися мог оставить заложенные объекты за собой, составила в силу закона около 182 млн. руб., указали судьи ВС. При этом они признали обоснованными доводы банка, что уже само по себе подведение итогов торгов при отсутствии обеспечительных мер приблизило бы на 9 месяцев момент возникновения его права собственности на «дорогостоящую» недвижимость и долю в праве аренды.

Следовательно, обеспечительные меры привели к задержке перехода права собственности на заложенные объекты, тем самым имущественное положение банка «Зенит» было затронуто ограничительными мерами,

– резюмируется в определении.

Читайте так же:  Охарактеризовать полное товарищество

Ограничение прав банка «Зенит» носило длительный характер, а значит, сумма компенсации в размере 1 млн руб. (0,55 процента от стоимости заложенных объектов, что составляет 0,73 процента годовых) является разумной и справедливой, подытожила экономколлегия. Более того, отдельно отметила «тройка» и то, что «противодействие» общества «Росиф» обращению взыскания на заложенные объекты свидетельствует об их ценности. В результате экономколлегия все акты нижестоящих инстанций отменила, взыскав с «Росиф» в пользу банка «Зенит» 1 млн руб.

Мнение юристов

Определение ВС раскрывает юридический состав, необходимый для возникновения права на компенсацию в связи с принятием судом обеспечительных мер по оказавшемуся впоследствии необоснованным иску, комментирует дело Мария Михеенкова, член группы разрешения споров московского офиса Dentons. ВС подчеркнул, что норма ст. 98 АПК представляет собой предусмотренный законном случай возмещения правомерно причиненного вреда, и поэтому установление виновности (недобросовестности) инициатора обеспечительных мер не входит в предмет доказывания по требованию о выплате компенсации, указывает юрист.

Кроме того, по мнению Михеенковой, ВС в этом деле проявил заметный либерализм. «Экономколлегия сочла факт противодействия собственника обращению взыскания на недвижимость подтверждением ее коммерческой ценности, – поясняет она. – В этом смысле определение ВС вписывается в общую тенденцию либерализации подхода судов к восстановлению нарушенных имущественных прав».

Определение экономколлегии действительно является своего рода прецедентным, благотворно влияющим на экономический оборот, говорит также Сергей Коновалов, юрист практики разрешения споров «Nektorov, Saveliev & Partners». «К сожалению, факты злоупотребления участниками процесса своими процессуальными правами являются не редкостью в российском судопроизводстве, – рассказывает он. – Доказать же недобросовестность и конкретный размер ущерба очень сложно».

Очевидно, что в результате обеспечительных мер у банка «Зенит» возникли негативные имущественные последствия, считает Коновалов. На протяжении длительного времени у банка отсутствовала возможность распоряжаться имуществом, и, кроме того, это могло негативно повлиять на исход торгов: за это время у потенциальных участников могла пропасть заинтересованность в предмете торгов.

Подход ВС будет способствовать сокращению количества необоснованных заявлений о принятии обеспечительных мер,

Источник: http://pravo.ru/review/view/128935/

Возмещение убытков причиненных обеспечительными мерами

Статья 98. Убытки и компенсации в связи с обеспечением иска

(в ред. Федерального закона от 19.07.2009 N 205-ФЗ)

1. Ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

2. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса, в пределах от десяти тысяч до одного миллиона рублей, по другим спорам — от одной тысячи до одного миллиона рублей.

3. Иск о возмещении убытков или выплате компенсации предъявляется в арбитражный суд, рассматривавший дело, по которому принимались обеспечительные меры.

4. Правила, установленные настоящей статьей, применяются в случаях оставления иска без рассмотрения по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 148 настоящего Кодекса, а также в случаях прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным пунктами 2 — 4 части 1 статьи 150 настоящего Кодекса.

Источник: http://mvf.klerk.ru/apk/98.htm

Статья 98 АПК РФ. Убытки и компенсации в связи с обеспечением иска (действующая редакция)

1. Ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

2. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса, в пределах от десяти тысяч до одного миллиона рублей, по другим спорам — от одной тысячи до одного миллиона рублей.

3. Иск о возмещении убытков или выплате компенсации предъявляется в арбитражный суд, рассматривавший дело, по которому принимались обеспечительные меры.

4. Правила, установленные настоящей статьей, применяются в случаях оставления иска без рассмотрения по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 148 настоящего Кодекса, а также в случаях прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным пунктами 2 — 4 части 1 статьи 150 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 98 АПК РФ

1. Ответчик после вступления в законную силу решения, которым в иске отказано, вправе требовать от истца возмещения убытков (выплаты компенсации), причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми судом по просьбе истца. Такое требование по делу без предъявления претензии и уплаты госпошлины может быть заявлено в арбитражный суд, принявший решение об отказе в иске.

2. Возмещение убытков, причиненных ответчику мерами по обеспечению иска, может быть осуществлено несколькими способами:

— предъявление соответствующего иска в рамках искового производства;

— добровольное возмещение материального и морального вреда;

— возмещение вреда истцом или другими лицами иным образом.

3. В силу ч. 1 ст. 94 АПК РФ встречное обеспечение заявителя является гарантией возмещения возможных для ответчика убытков. Следовательно, в случае, если заявителем в установленный судом срок не подано исковое заявление по требованию к ответчику, в связи с которым арбитражным судом приняты предварительные обеспечительные меры, или если вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда в удовлетворении этих требований отказано (ч. 10 ст. 99 АПК РФ), организация или гражданин, которым обеспечительными мерами причинены убытки, вправе требовать от заявителя их возмещения, в том числе за счет встречного обеспечения.

4. В таком случае заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о применении обеспечительной меры за счет ранее предоставленного встречного обеспечения в обеспечение требований о взыскании убытков одновременно с подачей такого искового требования либо в порядке предварительного обеспечения.

Читайте так же:  Нарушение жилищных прав детей

5. Если такое ходатайство поступило в арбитражный суд до заявления исковых требований о возмещении убытков и признано судом обоснованным, арбитражный суд принимает обеспечительную меру и устанавливает срок для подачи иска. Если исковые требования в установленный срок не заявлены, арбитражный суд отменяет встречное обеспечение и обеспечительную меру в порядке, установленном ч. 8 ст. 99 АПК РФ.


Источник: http://www.zakonrf.info/apk/98/

Возмещение убытков причиненных обеспечительными мерами

Согласно ст. 19 и ст. 123 Конституции РФ, истец и ответчик равны перед законом и судом, а разрешение судом возникшего между ними спора должно осуществляться в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон. Названным конституционным нормам корреспондир

уют положения ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы РФ.

По смыслу приведенных конституционных норм в их взаимосвязи с указанными нормами международного права истец и ответчик в равной мере обладают правом на судебную защиту. Применительно к порядку обеспечения иска это означает, что ответчику как равноправной с истцом стороне в гражданском процессе должна быть гарантирована возможность защиты его прав при применении обеспечительных мер. В противном случае еще до подтверждения судебным решением права истца на предмет спора ответчик при необоснованном заявлении к нему требования об обеспечении иска может оказаться в неблагоприятном по сравнению с истцом положении, поскольку принятие обеспечительных мер в отношении ответчика связано для него с материально-правовыми ограничениями и возможными убытками.

Положения ст. 146 ГПК РФ предоставляют в этом случае ответчику право требовать от истца, по ходатайству которого судом были приняты обеспечительные меры, возмещения указанных убытков после вступления в законную силу судебного акта об отказе в удовлетворении иска. Такие требования могут быть предъявлены и при отказе в иске частично: ответчик вправе взыскать убытки соразмерно той части иска, в удовлетворении которой было отказано судом.

Статья 146 ГПК РФ не содержит специальных норм об определении характера причиненных ответчику убытков и пределах их возмещения. Поэтому ее положения необходимо рассматривать в системной связи с соответствующими нормами ГК РФ, в частности ст. 15 ГК РФ. С учетом этого ответчик может требовать от истца полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы, которые ответчик произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые ответчик получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы в отношении него не были допущены меры по обеспечению иска (упущенная выгода).

Важным средством защиты ответчика от обеспечения иска является норма ч. 2 ст. 143 ГПК РФ. При обеспечении иска о взыскании денежной суммы ответчик вправе взамен допущенных мер по обеспечению внести на депозитный счет суда истребуемую истцом сумму. Это право ответчика, но не установленная законом обязанность, поэтому суд не может ни по собственной инициативе, ни по ходатайству истца обязать ответчика к такому действию. Одновременно закон не требует и какого-либо разрешения суда на внесение ответчиком денежной суммы в депозит суда. Это процессуальное право реализуется ответчиком самостоятельно и, как и само обеспечение иска, на любой стадии гражданского процесса.

Очевидно, что такое требование к истцу может предъявляться только в том случае, если само обеспечение иска производится по ходатайству истца. Если инициатива в обеспечении иска принадлежит суду или иным участникам процесса, возложение на истца обязанности обеспечить возмещение возможных убытков ответчика недопустимо. Вместе с тем, если об обеспечении иска ходатайствует истец, то решение суда о возложении на истца обязанности обеспечить возмещение возможных убытков ответчика должно быть для истца обязательным, а его неисполнение должно служить основанием к отмене обеспечения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ответчик может требовать возмещения убытков, причиненных ему обеспечением иска, допущенным по просьбе истца, если решением суда в иске отказано. Если же меры по обеспечению приняты по инициативе самого суда или по заявлению прокурора, то ответчик в случае отказа в иске права на такое возмещение убытков не имеет.

Однако, меры по обеспечению иска не могут приниматься судом по ходатайству прокурора без согласия истца. При этом допустимо осуществление волеизъявления истца в любых формах, недвусмысленно свидетельствующих о его согласии с необходимостью обеспечения иска. Иное позволяло бы истцу в случае предъявления к нему требований о возмещении убытков, причиненных обеспечением иска (ст. 146 ГПК РФ), уклоняться от удовлетворения таких требований по формальным основаниям, в то время как его действительная воля на принятие мер по обеспечению иска была бы реализована через процессуальные действия прокурора, обратившегося в суд с заявлением о возбуждении гражданского дела в защиту интересов истца. Тем самым создавалась бы возможность злоупотребления правом на судебную защиту, что недопустимо по смыслу ст. 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 46 (ч. 1) и 123 (ч. 3) Конституции РФ. Исходя из этой правовой позиции обеспечение убытков и их возмещение, когда ходатайство об обеспечении иска заявлено прокурором, возможно лишь за счет имущества истца, выразившего свое согласие с указанным ходатайством.

Требование о возмещении убытков возможно только в случае полного отказа в иске; частичный отказ в иске не дает права ответчику требовать с истца возмещения убытков, причиненных ему обеспечением иска, допущенным по просьбе истца. В свою очередь, истец может требовать взыскания убытков с лиц, не исполнивших определение суда об обеспечении иска, предусмотренное пунктами 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ (ч. 2 ст. 140 ГПК РФ), а также с хранителя арестованного имущества, если это имущество растрачено, отчуждено или сокрыто.

Буквальное содержание ст. 146 ГПК РФ не предполагает возможности взыскания убытков, причиненных обеспечением иска, если судом прекращено производство по делу по основаниям, установленным ст. 220 ГПК РФ. В то же время согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в сохраняющем свою силу постановлении от 14 февраля 2002 г. по делу о проверке конституционности ст. 140 ГПК РСФСР, положения которой были аналогичны ст. 146 ГПК РФ, исходя из принципов диспозитивности, состязательности и равноправия сторон в гражданском судопроизводстве правила о возмещении убытков, причиненных в результате обеспечения иска, должны применяться и в случаях прекращения производства по делу, обусловленного волеизъявлением истца, необоснованно предъявившего иск.

Читайте так же:  Унитарное предприятие производственный кооператив полное товарищество

В практике выявлено, что ответчик довольно редко обращается с ходатайством о предоставлении обеспечения возможных для ответчика убытков. Представляется, что при вынесении определений о принятии мер обеспечения иска, необходимо разъяснять истцу, заявляющему соответствующее ходатайство, положения ст. 146 ГПК РФ о том, что ответчик вправе будет предъявить к нему иск о возмещении убытков, причиненных мерами по обеспечению иска в случае отказа в иске.

Источник: http://studbooks.net/883674/pravo/vozmeschenie_otvetchiku_ubytkov_prichinennyh_obespecheniem_iska

Возмещение убытков — от доказанности к умозрительности?

В последнее время в юридическом сообществе серьезно возрос интерес к проблематике возмещения убытков. Во многом это объясняется планируемой реформой гражданского законодательства, в рамках которой предполагается серьезно изменить существующее отношение судов к порядку взыскания убытков. Свой вклад в этот процесс может внести и Президиум ВАС уже в сентябре этого года.

Долгое время судебная практика по вопросам взыскания убытков в виде упущенной выгоды считалась устоявшейся. Арбитражные суды, опираясь на ст.15 ГК РФ, указывали, что заявляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать все элементы состава убытков, к которым относятся факт причинения убытков, их размер, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Так, ФАС Московского округа, в Постановлении от 14.11.2010 г. по делу А40-155298/09-40-11-60 оставляя в силе решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда об отказе во взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, исходил из недоказанности истцом наличия и размера убытков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков. Более ранняя практика арбитражных судов федеральных округов (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 г. по делу Ф04-7980/2006) свидетельствует о том, что такой подход был устоявшимся. ВАС РФ, рассматривая споры о возмещении убытков, подчеркивал, что обязательным элементом состава убытков нужно считать причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Недоказанность причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков становилась причиной отказа в удовлетворении требований об их взыскании в полном объеме даже при наличии самого факта причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2005 №14354/04). Эта позиция прослеживается и в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

В этом документе излагалась суть дела по иску о возмещении вреда, причиненного акционерному обществу распространением федеральным органом исполнительной власти сведений, порочащих его деловую репутацию. Истец указал, что на официальном сайте упомянутого органа в интернете была опубликована информация о проведенной проверке и низком качестве производимых этим обществом товаров, после чего несколько контрагентов истца расторгли с ним договоры на поставку данных товаров, и в результате истец понес убытки в виде неполученных доходов.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, указав, что судом установлен факт распространения сведений федеральным органом исполнительной власти, порочащий характер этих сведений, ошибочность упоминания акционерного общества в спорной публикации, которую этот орган признал, а также тот факт, что договоры поставки расторгнуты именно из-за опубликования этого сообщения.

Однако суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился, решение суда первой инстанции отменил, указав, что расторжение договоров в отсутствие предусмотренных законом оснований для этого (существенное нарушение условий договора) не может рассматриваться как правомерное действие со стороны контрагентов истца. Следовательно, не основанное на законе расторжение договоров не может рассматриваться как прямое и непосредственное следствие действий ответчика по опубликованию недостоверной информации. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в данном деле не установлена причинно-следственная связь между сообщением федерального органа исполнительной власти и убытками истца. Таким образом, изложенный в пункте 13 упомянутого выше информационного письма ВАС подход еще раз подтвердил генеральный принцип, согласно которому при заявлении требования о взыскании убытков обязательному доказыванию подлежит причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным ущербом.

Принимая во внимание, что до последнего времени судебная практика придерживалась единообразного доктринального подхода к разрешению споров о взыскании убытков, особый интерес представляет дело о взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, которое ВАС РФ рассмотрит в начале сентября текущего года. Из содержания определения о передаче дела в президиум усматривается, что судьям будет предложено принципиально иначе взглянуть на ст.15 ГК РФ и существенно изменить сложившийся подход к взысканию упущенной выгоды.

Как следует из определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ по делу А56-44387/2006, компания «Ангентро Трейдинг Энд Инвестментс Лимитед» (один из акционеров ЗАО «СМАРТС») предъявила иск о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных акционерам ЗАО «СМАРТС» в результате наложения обеспечительных мер (включая арест акций) по исковым требованиям «Сигмы». По мнению заявителя, наложение обеспечительных мер не позволило ЗАО «СМАРТС» развиваться наравне с другими участниками гражданского оборота в данном сегменте рынка. Акционеры не имели возможности провести реорганизацию, вывести общество на IPO, получать банковские кредиты, что принесло им значительные убытки. Сохранение обеспечительных мер не позволило акционерам «СМАРТС» продать принадлежащие им акции по наиболее высокой цене.

Суды первой и кассационной инстанций оставили исковые требования без удовлетворения, отмечая, что наряду с обеспечительными мерами, указанными заявителем, в спорный период действовали и другие обеспечительные меры, акции «СМАРТС» были обременены залогом, факт возникновения у акционеров убытков в виде упущенной выгоды и их размер не доказан, равно как не доказана и причинно-следственная связь. Однако Коллегия судей ВАС РФ с вынесенными судебными актами не согласилась, предложив, по сути, расширить понятие упущенной выгоды, сформулированное действующим законодательством.

В действующей редакции пункта 2 ст.15 ГК РФ под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые потерпевший должен был получить при обычных условиях гражданского оборота. При этом ст.393 ГК РФ гласит, что истец должен доказать, что им были предприняты меры для ее получения и сделаны необходимые приготовления.

Убытки же, заявленные к взысканию компанией «Ангентро», носят вероятностный характер и не отхватываются содержанием ст.15 ГК РФ. Фактически, «Ангентро» требует взыскать с ответчика неполученные доходы, вызванные утратой заявителем потенциальных благоприятных возможностей на получение прибыли. При этом утрата возможности понимается не как утрата конкретных возможностей (которые можно подтвердить и доказать), а как некая общая утрата возможности эффективно осуществлять деятельность и получать соответствующую прибыль.

Позиция коллегии судей ВАС РФ по данному делу выглядит достаточно неоднозначно сразу по нескольким основаниям. Во-первых, далеко не все развитые правопорядки допускают взыскание убытков, связанных с утратой благоприятной возможности. Во-вторых, действующая редакция ст. 15 ГК РФ взыскания такого рода убытков, очевидно, не предусматривает, поскольку понятие упущенной выгоды сформулировано достаточно узко. В-третьих, проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предполагает внесение изменений в ст. 393 только в части определения размера убытков, однако никак не изменяет ст.15 ГК РФ, содержащую само понятие упущенной выгоды.

Читайте так же:  Предупреждение правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних

Большое количество вероятностных утверждений, положенных в основу такого иска, фактически делает невозможным применение существующей в российском праве концепции причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков. Вместе с тем очевидно, что именно причинно-следственная связь является, по сути, единственным адекватным инструментом, который способен учесть интересы как причинителя вреда, так и потерпевшего.

Ряд вопросов возникает и в связи с тем, что «Ангентро» заявляет о взыскании убытков на основании ст. 98 АПК РФ, а именно в связи с принятием обеспечительных мер. Действие любых обеспечительных мер потенциально ограничивает права ответчика на совершение определенных действий, доступных иным участникам гражданского оборота. Однако должен ли истец, реализующий предоставленное ему законом процессуальное правомочие заявлять об обеспечении иска, нести риск предъявления к нему требований о взыскании убытков в случае проигрыша иска по любым основаниям? Не слишком ли карательным будет такой подход в отношении лиц, обращающихся в суд исключительно с целью защиты нарушенных прав? Возможно ли в принципе взыскивать в такой ситуации убытки за правомерные по своей сути действия?

С другой стороны, какова вероятность, что лицо, в отношении которого применены меры, действительно воспользовалось бы рыночными механизмами и получило в результате этого прибыль? Возможно ли в принципе исключить все иные факторы, влияющие на бизнес-процессы, и подсчитать неполученный доход, а также установить причинно-следственную связь в такой ситуации?

Таким образом, вопросов возникает более чем достаточно, и потому с большим интересом приходится ожидать рассмотрения дела «Ангентро» на заседании Президиума ВАС и опубликования постановления по нему.

На указанные вопросы так или иначе предстоит ответить членам Президиума ВАС РФ при вынесении Постановления по указанному делу. Можно с уверенностью говорить, что данное постановление, безусловно, скажется на практике применения положений об убытках.

Александр Хренов, партнер юридической компании «Юков, Хренов и партнеры», председатель Комиссии по правам человека Ассоциации юристов России

Источник: http://pravo.ru/review/view/59760/

Вправе ли ответчик предъявить иск о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска?

Согласно ч. 1 ст. 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 года № 95-ФЗ (далее по тексту — АПК РФ) арбитражный суд по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, и иного лица может принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (обеспечительные меры), если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

В соответствии с ч. 1 ст. 91 АПК РФ обеспечительными мерами могут быть: наложение ареста на денежные средства (в том числе денежные средства, которые будут поступать на банковский счет) или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц; запрещение ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора; возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества; передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу; приостановление взыскания по оспариваемому истцом исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке; приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста.

Согласно ч. 1 ст. 98 АПК РФ ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

В силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения ими процессуальных действий.

Таким образом, в случае принятия судом решения об отказе в удовлетворении иска, который был обеспечен срочными временными мерами, ответчик вправе предъявить к истцу иск о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска.

При этом, согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении № 308-ЭС15-18503 от 06.05.2016 г., в предмет доказывания по иску о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска, не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение убытков от обеспечительных мер либо право на получение компенсации основаны на положениях п. 3 ст. 1064 ГК РФ.

При выборе такого способа защиты как взыскание компенсации отсутствует необходимость строгого доказывания размера понесенных убытков по правилам статьи 15 ГК РФ.

Закрепленные в ст. 98 АПК РФ критерии определения размера присуждаемой компенсации, касающиеся характера ограничения (нарушения) имущественной сферы потерпевшего обеспечением иска и учета принципов разумности и справедливости, предполагают обоснование потерпевшим негативных последствий, наступивших от обеспечительных мер, доказывание им причинно-следственной связи между негативными последствиями на стороне потерпевшего и обеспечением иска.

Суд определяет сумму компенсации в рамках, указанных в ч. 2 ст. 98 АПК РФ, по своему усмотрению в пределах заявленной потерпевшим суммы.

При этом суд не лишен права взыскать компенсацию в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного законом.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован, в том числе с учетом необходимости восстановления имущественного положения потерпевшего.

Источник: http://advokativlev.ru/vopros-otvet/ubyitki-i-kompensatsiya-iz-za-obespechitelnyih-mer/

При взыскании убытков, причиненных обеспечением иска, доказывать вину ответчика не требуется

Вина ответчика не входит в предмет доказывания по искам о возмещении вреда, причиненного истцу в результате принятия обеспечительных мер в отношении его имущества. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 14.09.2015 № 307-ЭС15-3663 по делу № А56-17785/2014.

Суть дела

Банк (далее — истец) заявил о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью (далее — общество, ответчик), признанного банкротом, требования, обеспеченного залогом имущества (двумя автозаправочными станциями и земельными участками под ними). Реализация предмета залога результатов не дала, и банк оставил его за собой. В дальнейшем конкурсным управляющим были инициированы несколько судебных процессов, в рамках которых суды трижды выносили определения о запрете управлению Росреестра производить регистрационные действия в отношении указанного имущества.

Читайте так же:  Доверенность для почты от юридического лица образец

Все судебные процессы общество в итоге проиграло, и банк обратился в суд с требованием к обществу о возмещении убытков, причиненных применением обеспечительных мер. Банк, выступая уже в роли истца. утверждал, что не имел возможности зарегистрировать право собственности на имущество и, как следствие, распоряжаться им.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка, посчитав, что истец имеет право на возмещение убытков, причиненных ему обеспечительными мерами, если лицо, ходатайствовавшее об их принятии, проиграло процесс. В качестве доказательства получения обществом выгоды от использования автозаправок в период действия обеспечительных мер банк предоставил суду договоры, подтверждающие сдачу обществом указанного имущества в аренду. Исходя из презумпции добросовестности участников гражданского процесса, суд признал, что ставка арендной платы в упомянутых договорах является разумной и соответствует плате, взимаемой за использование аналогичного имущества. Следовательно, банк был вправе рассчитывать на получение как минимум не меньшего дохода, если бы имел возможность распоряжаться автозаправочными станциями. Суд пояснил, что, требуя применения обеспечительных мер, общество должно было осознавать возможность возникновения у банка финансовых потерь в связи с такими ограничениями.

Руководствуясь разъяснениями Президиума ВАС РФ (информационное письмо от 25.11.2008 № 127), суд отметил, что возможность квалификации действий как злоупотребления правом не зависит от того, указывала ли другая сторона спора на данные действия своего оппонента.

Общество обжаловало решение суда в апелляционный суд. В жалобе ответчик утверждал, что, поскольку отказ в иске не был связан с заведомым намерением общества причинить вред, злоупотребив своим правом ходатайствовать о применении обеспечения, то такое ходатайство само по себе не может расцениваться как противоправное поведение.

Апелляцию доводы общества убедили, решение было отменено и в удовлетворении требований истца отказано. Суд посчитал, что банк не доказал причинно-следственную связь между запретом на совершение регистрационных действий и и причинением ему убытков. Суд указал, что, заявляя иск о взыскании убытков в виде неполученной прибыли, банк должен был доказать, что собирался сдавать имущество в аренду. Выражаться такие намерения могли в ведении переговоров с потенциальными контрагентами, наличии предварительных договоров, предусматривающих передачу автозаправочных станций в пользование другим лицам за плату. Однако подтверждения того, что банк такие действия осуществил, в материалах дела отсутствовали. Суд обратил внимание сторон процесса на стремление истца продать имущество с торгов, впоследствии признанных несостоявшимися не по его вине. Замечание ответчика о том, что для банка не является обычной практикой сдача в аренду АЗС, суд также учел.

Расчет убытков, лежащий в основе решения первой инстанции, на стадии апелляции был признан необоснованным, так как истец не доказал, что готовился сдать имущество в аренду (например, банк не направлял коммерческих предложений с обозначением конкретной цены каким либо лицам).

Суд пришел к выводу, что недобросовестность общества при заявлении ходатайств о применении обеспечительных мер не доказана. Вина лица, которому адресован иск о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами, и его противоправное поведение должны быть установлены.

Вслед за судом апелляционной инстанции суд округа подтвердил эту позицию, указав, что изъятий из общего порядка привлечения к ответственности арбитражным процессуальным законодательством в данном случае не предусмотрено.

В обоснование своей точки зрения суд сослался на положение ГК РФ (ст. 1064), в соответствии с которым лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. При этом законом может быть предусмотрено возмещение вреда и в случае отсутствия вины причинителя. Если же убытки причиняются правомерными действиями, то возмещение происходит только при наличии отдельного указания в нормативно-правовом акте. Норма о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами, не предусматривает возмещения вреда ни в одном из перечисленных случаев. Следовательно, вина подлежит доказыванию.

Банк не согласился с постановлением арбитражного суда округа и обратился с жалобой в Верховный суд РФ.

Позиция Верховного суда РФ

ВС РФ усмотрел нарушения материального и процессуального права в обжалуемых судебных актах.

Вывод апелляции и кассации о том, что истец обязан доказать вину ответчика, причинившего ему убытки, суд отверг. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) пояснила, что согласно арбитражно-процессуальному законодательству риск совершения процессуальных действий лежит на участниках спора, при этом за ответчиком закреплено специальное право требовать возмещения убытков, которые были ему причинены в результате применения обеспечения иска. Воспользоваться этим правом он может, если требования истца не будут удовлетворены.

Судебная коллегия отметила, что в предмет доказывания по рассматриваемому спору не входит установление виновности лица, инициировавшего принятие обеспечительных мер. Право на возмещение убытков основано исключительно на прямом указании закона.

Отказ в иске о возмещении таких убытков означал бы отсутствие необходимого предупредительного воздействия на лиц, которые заявляют требования о наложении обеспечительных мер.

Оценивая выводы нижестоящих судов о том, что истцу не удалось обосновать убытки и определить их размер, Судебная коллегия напомнила о правилах определения размера убытков, установленных ГК РФ. Так, в удовлетворении требований не может быть отказано только на том основании, что размер убытков невозможно точно установить. В этом случае их размер определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности. Кроме того, апелляционным судом и судом округа не были опровергнуты выводы суда первой инстанции, согласно которым для расчета размера убытков могли быть учтены имевшиеся арендные отношения.

Решение суда первой инстанции Судебная коллегия тоже отменила, поскольку в нем не были отражены важные для рассмотрения спора обстоятельства. Во-первых, суд не проанализировал, почему в период, когда имущество было свободно от ареста, банк не зарегистрировал право собственности на него. Во-вторых, судом не было проверено, от чьего имени конкурсным управляющим подавалось ходатайство о принятии обеспечительных мер — от своего имени или от имени общества. Это упущение помешало установить ответчика по делу.

Принимая во внимание перечисленные нарушения, Судебная коллегия приняла решение направить спор на новое рассмотрение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.eg-online.ru/article/293882/

Возмещение убытков причиненных обеспечительными мерами
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here