Судебные разбирательства по авторскому праву

Вся информация на в статье на тему: "Судебные разбирательства по авторскому праву". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Споры о неосязаемом: громкие иски по авторскому праву

Конец апреля ознаменован празднованием дат, посвященных интеллектуальной собственности. 23 числа отмечается всемирный день книг и авторского права, а 26 апреля — всемирный день интеллектуальной собственности. Интересные случаи отстаивания своих прав — в нашей подборке.

Пират против пиратов

«Пиратские партии» существуют практически в любой стране мира. Они борются за отмену авторского права и распространение любого контента в свободном доступе. Одна из самых известных подобных организаций — Политическая пиратская партия Германии. В данном случае примечателен ее лидер — Юлия Шрамм. В политике девушка с 20 лет. Она добилась определенного влияния в Германии и открыто выступала против закона об авторском праве. Однако в возрасте 26 лет Шрамм неожиданно оказалась по другую сторону баррикад.

Оказывается, выступать за свободное распространение интеллектуальной собственности легко, только не имея такой собственности. В 2012 году Юлия написала и издала книгу «Кликни меня. Признания интернет-эксгибиционистки», посвященную актуальным для нее вопросам свободы распространения информации. Девушка заключила контракт с издателем, книгу опубликовали и — вот незадача — она стала бестселлером. Произведение быстро распространялось в электронных библиотеках и файлообменниках.

Тут бы Юлии и обрадоваться, но лидер пиратской партии совместно с издательством неожиданно начала преследовать свой электорат. Незаконные копии книги начали удалять из открытого доступа. Это, конечно, не то, чего ожидали от главы пиратской партии и имидж политического движения был изрядно подпорчен. Проблема заключается в том, что по контракту права на книгу принадлежат издательству и перейдут к Шрамм лишь через 10 лет. А пока девушка успокаивает сторонников своей партии тем, что выдержки из книги размещены в ее блоге.

BMW и Газпромнефть: спор за алфавит

В том же 2012 году немецкому автопроизводителю BMW не понравилось название топлива G-Drive компании «Газпромнефть». Дело в том, что в линейке баварского концерна к этому моменту имелись мультимедийная система iDrive, полноприводная трансмиссия xDrive, система управления автомобилем MDrive, задний привод SDrive и концепция движения от электротяги eDrive.

Компания BMW рассудила, что застолбила за собой право на использование любых букв со словом Drive. С этим аргументом юристы концерна заявили о намерении заблокировать бренд G-Drive. Вначале баварцы обратились в российскую палату по патентным спорам, однако ведомство поддержало «Газпромнефть». Тогда юристы BMW направились в суд, но и здесь немцам не повезло. В инстанции пришли к выводу, что слово drive слишком распространено, чтобы заявлять о правах на него.

Алёнка vs. Алина

Самое шоколадное из представленных разбирательств началось в 2008 году, когда московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» обратилась в федеральную антимонопольную службу. Производитель «Алёнки» заявил о нарушении белгородской фабрикой «Славянка», выпускавшей шоколадки «Алина», антимонопольного законодательства.

Как было установлено в судах, фабрика «Славянка» в упаковке своего шоколада использовала аналогичную цветовую гамму с изображением девочки «в похожем цветастом головном платке, из-под которого выбивается челка». «Красный Октябрь» требовал взыскания более 310 миллионов рублей с белгородских кондитеров.

Спор между московскими и белгородскими шоколатье дошел до Высшего арбитражного суда и был отправлен в первую инстанцию. В итоге, разбирательство длилось два с половиной года и закончилось подписанием мирового соглашения. «Славянка» прекратила выпуск «Алины» и обязалась выплатить «Красному Октябрю» 15 миллионов рублей. Последний, в свою очередь, отказался от рассчитанной судом компенсации в 37 миллионов рублей.

Спор о вымышленном персонаже

Все помнят персонажа то ли белки, то ли крысы из мультфильма «Ледниковый период». На протяжении всех частей доисторических приключений зверек пытается добыть желудь. В 2000 году (за два года до выхода мультфильма в прокат) о своих правах на персонажа заявила довольно скандальная нью-йоркская художница Айви Суперсоник (Айви Зильберштейн). По ее словам, персонаж крысобелки был создан ею еще в 1999 году, а исполнительные продюсеры компании 20th Century Fox украли у нее идею.

Казалось бы, все обстоятельства на стороне Айви. Репортаж о претензиях художницы был показан CNN за два года до появления «Ледникового периода» на экранах. Персонажа Айви зовут Sqrat (squirrel (белка) + rat (крыса)), зверя кинокомпании — Scrat. Fox попыталась решить дело миром, однако Зильберштейн отказалась от предложенной компенсации в 300 тысяч долларов. В итоге художница проиграла в двух инстанциях, включая апелляционную.

Родился — плати

Интересная история вышла с самой знаменитой песней — поздравлением с днем рождения. «Happy birthday to you» исполняется на всех языках во всех странах мира. Тем не менее коммерческое ее исполнение без отчислений правообладателю в США запрещено. Поэтому песню редко можно услышать, например, в американских фильмах.

Авторами песни являются сестры Пэтти и Милдред Дж. Хилл. Они написали ее в 1893 году. В то время Пэтти работала директором детского сада, а ее младшая сестра в нем же была пианисткой. Изначально песня называлась «Good morning to all» и исполнялась для приветствия нового ученика в группе. Позднее права на мелодию перешли родственникам сестер, а сама песня трансформировалось в то, что знает весь мир.

Официально авторские права на «Happy birthday to you» были утверждены в 1935 году и по законам США истекут только к 2030 году. Ежегодно отчисления за коммерческое использование песни приносят правообладателям два миллиона долларов. В то же время в соседней Канаде, где действие авторского права длится 50 лет после смерти автора, срок уже истек и песня стала народным достоянием. Поэтому, если хотите снять кино про день рождения — езжайте в Канаду.

Источник: http://www.tvc.ru/news/show/id/66740

Десятый арбитражный апелляционный суд

Анализ и обобщение судебной практики

Некоторые примеры разрешения споров, связанных с законодательством о защите интеллектуальной собственности

1. Факт реализации контрафактной продукции ответчиком должен быть достоверно установлен судом на основе оценки совокупности представленных истцом доказательств.

2. Арбитражный суд удовлетворяет требования по защите нарушенных исключительных прав в том случае, если судом установлено, что истец является их обладателем.

2.2. Общество-1 (далее — истец) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу-2 и обществу-3 (далее — ответчики) о запрещении использования промышленного образца, запатентованного истцом.
Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.
В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992г. №3517-1 патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Никто не вправе использовать запатентованные изобретение, полезную модель или промышленный образец без разрешения патентообладателя.
Из материалов дела следует, что истец, являясь обладателем патента на промышленный образец, передал указанные права третьему лицу по договору об уступке патента. Вышеуказанный договор надлежащим образом зарегистрирован в государственном реестре промышленных образцов Российской Федерации, сведения о новом патентообладателе внесены в государственный реестр.
Таким образом, суд пришел к выводу, что истец не является обладателем исключительных прав, так как они были переданы им по договору об уступке патента третьему лицу, следовательно, оснований для удовлетворения заявленных им требований не имеется.

Читайте так же:  Оформление осаго по генеральной доверенности

3. Размер компенсации, взыскиваемой судом за нарушение авторских и смежных прав, должен быть соразмерен с наступившими последствиями их нарушения.

4. Исковые требования об обязании ответчика прекратить нарушение защищенных патентом на изобретение прав подлежат удовлетворению при доказанности факта использования в выпускаемой и распространяемой ответчиком продукции каждого признака изобретения, принадлежащего истцу.

5. Нарушением прав на товарный знак является использование обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком истца, лишь в отношении однородных товаров и услуг.

6. Не подлежат удовлетворению требования истца о прекращении использования обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным им товарным знаком, при отсутствии доказательств фактического использования ответчиком такого обозначения в хозяйственном обороте.

Источник: http://10aas.arbitr.ru/welcome/show/633200051/458200311

Судебная практика о нарушении авторских прав

Анализируя судебный способ защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, можно сказать,
что судебная практика по делам о нарушении прав в данной области начала складываться. Следовательно, практикующие юристы, специализирующиеся по вопросам интеллектуальной собственности, могут давать приблизительные прогнозы в отношении соответствующих судебных решений.

Как показывает правоприменительная практика все же досудебный (претензионный) способ разрешения спора более эффективен и приемлемый для обеих сторон конфликта.

Судебное разбирательство становится неудобным для правообладателя своей продолжительностью, а для нарушителя, иногда, существенным увеличением размера суммы компенсации за нарушенные им авторские либо иные права.

Однако, если стороны не сумели найти решение спора в досудебном порядке, правообладатель вправе обратиться в суд за защитой собственных прав.

Одним из основным вопросов, возникающих перед истцом (правообладателем), в данном случае станет вопрос об обеспечении доказательств:

  • собственного авторства,
  • наличия факта нарушения его прав, а также построения линии обоснования своих требований.

Представляется, что, в целом, защита прав на товарные знаки в судебном порядке более проста, нежели прав на объекты авторского права или смежных прав. Возможно, причина заключается в том, что законодательство об авторском праве более гибкое.

Предоставление правовой охраны объектам промышленной собственности обусловлено регистрационным порядком, что в принципе исчерпывает данный институт, конечно, имеются и исключения, например, большое количество сложных правовых споров, связанных с использованием товарных знаков в сети интернет в качестве доменных имен, и иные связанные с этими вопросами споры.

Авторское право же более многогранно, например, институт коллективного управления имущественными авторскими правами или свободное использование произведений без выплаты авторского вознаграждения и уведомления автора.

Таким образом, выводом из сказанного является необходимость квалифицированной юридической помощи авторам (правообладателям) при защите последними прав на объекты авторского права и смежных прав, на объекты промышленной собственности.

Иным важным вопросом при осуществлении судебной защиты соответствующих прав является вопрос о подведомственности данной категории дел. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в информационном письме от 28 сентября 1999 г.ода № 47. арбитражным судам направляет свои рекомендации, в частности о том, что «арбитражному суду неподведомственны споры по искам авторов произведений о защите авторских прав от несанкционированного использования произведений», даже если автор является индивидуальным предпринимателем. Данная категория дел (с участием физического лица) будет подведомственна судам общей юрисдикции.

Более подробно эту информацию можно посмотреть в разделе «Практика». В том же разделе находятся образцы исковых заявлений и претензия по наиболее распространенным случаям нарушения авторских прав.

Статьи и новости по теме:

В самое ближайшее время, по инициативе министерства, планируется изменить законодательство, например >>

Представители Национальной Ассоциации Телерадиовещания Казахстана и руководство зарубежных телевизионных каналов сделали совместное заявление >>>

Председатель КНР Си Цзиньпин рассказал о последних политических и экономических изменениях в стране >>

На днях президент США Дональд Трамп удивил мировое сообщество, подписав указ о 25% пошлинах на всю продукцию из Китая >>

Как работает и защищает права система пока не ясно, ведь чтобы стать правообладателем изобретатели, например, проходят длительную государственную регистрацию интеллектуальной собственности >>>

Коммерческим и некоммерческим предприятиям, имеющим веб-сайты, где пользователи могут публиковать контент, необходимо будет получить или продлить свою защиту в 2017 году >>>

Минкомсвязи предлагает создать комиссию по проведению оперативных блокировок сайтов с противозаконным контентом. Презентовал законодательную инициативу Алексей Волин (Минкомсвязи, заместитель министра) >>>

О возможном сенсационном иске к крупнейшему в мире видеохостингу от правообладателя заявил Ирвинг Азофф. Музыкальный менеджер и продюсер работает с популярным исполнителем Фареллом Уильямсом и именно о его видеоклипах и идет речь >>>

Удивительно, на сколько масштабно владельцы мелкого и среднего бизнеса, связанного с оказанием услуг в сфере общепита, не осведомлены об авторских и смежных правах. Который год ежедневно по всей стране, во всех регионах ведется борьба за публичную трансляцию музыки и традиционные споры о нарушениях авторских прав >>>

Источник: http://www.copyright.ru/ru/documents/zashita_avtorskih_prav/sposobi_zashchiti_prav/sudebnaya_praktika_po_delam_o_narushenii_prav

ВС дал толкования по разрешению споров о защите интеллектуальных прав

Верховный суд РФ сегодня обнародовал обзор судебной практики по разрешению споров о защите интеллектуальных прав. В документ вошел анализ 65 дел, в частности, о правах на фотографии сотрудника во время его командировок, о том, нужно ли платить автору корпоративного гимна, и о хитростях подсчета 50-летнего срока охраны произведений.

В обзоре рассматривается судебная практика за период, прошедший после принятия совместного постановления пленумов ВС и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (читайте также об этом в «Право.Ru» здесь).

Согласно статистике ВС, присужденные судами общей юрисдикции к взысканию суммы по удовлетворенным искам, включая моральный ущерб,, увеличились по сравнению с 2013 годом на 92,7 %. Если в 2013 году общая сумма взыскания составила 120 млн руб., то в 2014 году уже 232 млн руб.

Сумма удовлетворенных арбитражными судами требований о возмещении убытков или взыскании компенсации по делам о защите исключительных прав в 2014 году составила 192 млн руб. При этом всего по спорам, связанным с охраной интеллектуальной собственности, арбитражными судами субъектов РФ в 2013 году было взыскано 3,4 млрд руб., а в 2014 году – 1,9 млрд руб.

Читайте так же:  Сотрудник полиции имеет право проводить

Пропорции судебных расходов

Разбирая ряд дел, ВС отмечает, что при взыскании компенсации за незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности судебные расходы на оплату госпошлины относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации.

В частности, в арбитражный суд поступил иск о взыскании компенсации в размере 2 млн руб. за незаконное использование товарного знака. Исковые требования были удовлетворены, однако размер компенсации снижен до 1 млн руб. При этом с компании-ответчика были взысканы расходы на оплату госпошлины, определённые исходя из запрошенной суммы компенсации. Суд посчитал, что уменьшение суммы компенсации не влияет на определение размера взыскиваемых судебных расходов, который ранее фактически понес истец.

Апелляция не согласилась с такими выводами. «В условиях, когда в законе указан минимальный и максимальный размер компенсации, а также предусмотрено право суда определять конкретный размер компенсации исходя из характера нарушения, истец, заявляя исковые требования в максимальном размере, в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий, который в рассматриваемом случае заключается в отнесении на истца судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации,» – отмечалось в апелляционном решении. С учетом этого сумма судебных расходов была снижена пропорционально размеру удовлетворённых исковых требований.

Правило «одного чека»

Также в обзоре ВС анализируются споры, касающиеся взыскания компенсации за незаконное использование товарного знака при введении товаров в оборот. В таких случаях, как отмечает суд, компенсация в размере от 10 000 до 5 млн руб. взыскивается за каждый случай нарушения. При этом возникают сложности при определении того, что считать одним случаем нарушения.

Например, индивидуальный предприниматель продал пять пар носков, три пары колгот и одну шапку, на которые был незаконно нанесен один товарный знак. Купля-продажа товара было оформлена одним чеком. Владелец торгового знака в арбитражном суде потребовал компенсацию.

Суд первой инстанции руководствовался правилом «одного чека», указав, что продажа товара является случаем использования независимо от количества проданных материальных носителей. Следовательно, продажа одновременно нескольких единиц товара (одинакового или разного), на который незаконно нанесен товарный знак, как и продажа одной единицы товара, составляет одно нарушение. Исходя из этого, суд взыскал компенсацию в размере 10 000 руб.

Суд апелляционной инстанции изменил решение арбитражного суда первой инстанции, посчитав, что компенсация подлежит взысканию за каждый вид товара, маркированного одним и тем же товарным знаком. В связи с этим суд взыскал уже 30 000 руб.: п о 10 000 руб. за каждый вид проданного товара – носки, колготки, шапка.

Суд кассационной инстанции отменил апелляционное постановление и утвердил решение суда первой инстанции, указав, что одним случаем нарушения является одна сделка купли-продажи (оформленная одним чеком) независимо от количества проданных товаров, на которые нанесен один и тот же товарный знак, либо несколько последовательных сделок купли-продажи товара (оформленных отдельными чеками).

Неслужебные фотографии

Подробно Верховный суд останавливается также на ситуации, когда работник вправе требовать взыскания компенсации за нарушение исключительного права на созданные им произведения, если не доказано, что фотографии были выполнены в рамках исполнения служебных обязанностей и служебного задания.

Так, журналист обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю и издательству о взыскании компенсации за нарушение своего авторского права. Истец указал, что в магазине, принадлежащем ИП, продается альбом с его фотографиями, сделанными во время служебных командировок, когда он был корреспондентом центральной газеты погранслужбы. При этом в его служебные обязанности входила только подготовка печатных статей, а фотографии, включенные в альбом, были сделаны по его собственной инициативе и с помощью личной техники. Поскольку права на воспроизведение изображений никому из ответчиков не передавались, истец полагал, что ответчики нарушили его исключительное право на использование фотографий.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска было отказано. Однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила это решение. ВС указал, что в материалах дела нет каких–либо доказательств того, что фотографии были созданы корреспондентом по служебному заданию работодателя и за его счет либо в порядке выполнения служебных обязанностей, предусмотренных контрактом. Нет также и доказательств того, что в круг служебных обязанностей истца как постоянного корреспондента входило создание фотографических произведений. Контракт о прохождении военной службы с истцом и приказ Федеральной пограничной службы РФ о назначении его на должность также не содержат указания на то, что в обязанности входило создание фотографических произведений.

«Тот факт, что истец в период изготовления оспариваемых произведений находился на службе в издательстве на должности постоянного корреспондента, сам по себе не может свидетельствовать о создании фотографий в качестве служебного задания,» – подчеркнул суд. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции не подтвержден материалами дела и собранными по делу доказательствами.

Двойной 50-летний срок

Разбирая один из исков Российского авторского общества, ВС останавливается на вопросе исчисления 50-летнего срока действия авторского права, предусмотренного ст. 27 и 43 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

РАО обратилось в суд с иском к театру и дому офицеров о защите авторских прав, ссылаясь на то, что при публичном показе спектакля незаконно использовалась работа хореографа без получения согласия от его наследников, без заключения с ними соответствующего договора и без выплаты авторского вознаграждения. Решением суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Однако судебная коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих судов о том, что спорный балет является самостоятельным хореографическим произведением, а срок пользования авторскими правами в отношении хореографии к балету истек в 1944 году.

ВС отмечает, что не имеет значения, охранялось ли ранее произведение и в течение какого установленного прежним законодательством срока. Если ранее действовавший срок охраны закончился, но новый 50-летний не истек на 1 января 1993 года, произведение вновь получило авторско-правовую охрану.

На 1 января 1993 года 50–летний срок после смерти балетмейстера не истек (умер в 1964 году) и его произведения вновь стали охраняться авторским правом. Таким образом, 23 июня 2005 года, при публичном исполнении балета, хореография охранялась авторским правом, и для ее правомерного использования требовалось получение разрешения наследников автора.

Кроме того, ВС указал, что при определении правомерности использования хореографии путем ее переработки, суд первой инстанции руководствовался вообще п. 1 ст. 492 Гражданского кодекса РСФСР, а не законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», который не предусматривает возможности свободного использования чужого изданного произведения для создания нового произведения.

Дело о непубличных корпортивах

Среди споров, которые анализирует Верховный суд, также небезынтересно следующее. С иском к компании о взыскании средств за нарушение авторских прав и компенсации морального вреда обратился музыкант. Он рассказал, что в июле 2006 года написал текст песни – гимна компании, который стал обязательным атрибутом всех корпоративных мероприятий. При этом ответчик не заключил с истцом договор о передаче прав на использование произведения.

Читайте так же:  Определение об отказе взыскания судебных расходов

Решением суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды исходили из того, что созданный гимн компании является результатом труда нескольких авторов, а не исключительно одного истца, кроме того, при создании произведения истец знал, для какой цели он создается и «тем самым выразил желание передать результат своего труда компании». Также отмечалось, что общество не осуществляло публичное исполнение гимна компании, воспроизведение гимна осуществлялось только на корпоративных мероприятиях, проводимых ответчиком, которые, по мнению суда, являются официальными мероприятиями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда с выводами нижестоящих судов не согласилась, указав, что согласно закону, «Об авторском праве и смежных правах» к публичному исполнению музыкального произведения относится любое воспроизведение данного произведения в месте, открытом для свободного посещения, которым и являются корпоративные мероприятия, проводимые обществом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, корпоративное мероприятие организации не является официальной церемонией, во время которой допускается исполнение музыкальных произведений без согласия их авторов и без выплаты авторского вознаграждения. ВС заключил, что ответчик обязан уплатить автору компенсацию за нарушение авторских прав.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/122355/

Позиции Европейского суда справедливости и охрана авторских прав в России

Где грань между пародией и нарушением авторского права? Могут ли родители погибшего от суицида человека получить доступ к его аккаунту в соцсетях? Студенты программы «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности» 22 и 23 ноября 2017 г. обсудили с Кристианом Хайнце, профессором Ганноверского университета имени Г. Лейбница, европейское право интеллектуальной собственности.

Ежегодно примерно 20-30 решений Европейского суда справедливости посвящены вопросам права интеллектуальной собственности: профессор Хайнце затронул наиболее интересные из кейсов. Его лекции постепенно превратились в насыщенную беседу между преподавателем и студентами. Последние, в свою очередь, не теряя времени, которое было отведено на перерыв между лекциями, поделились проблемой непопулярности среди российских интернет-пользователей платных сервисов, предоставляющих доступ к лицензионным копиям фильмов и музыкальных произведений. Одной из вероятных, по мнению студентов, причин может быть высокая цена этих продуктов, вызванная разницей в курсах валют и закрытостью некоторых популярных иностранных сервисов для российского рынка.

При широкой распространённости пиратского контента в России не так-то просто определить, какие ситуации являются нарушением интеллектуальных прав. Европейский суд справедливости не считает необходимым учитывать, сколько было вложено труда и инвестиций в работу, чтобы она могла быть защищена авторским правом, что свойственно подходу судов правовой системы общего права (Common Law). Для определения наличия права на защиту интеллектуальных прав Суд Европейского союза руководствуется критерием оригинальности, вне зависимости от достоинств произведения с качественной или эстетической точки зрения.

Однако будет ли считаться нарушением авторского права размещённая на вебсайте ссылка на фотографии, размещённые в открытом доступе нелегально другим нарушителем? В данном случае речь идёт о так называемом праве на «доведения до всеобщего сведения» (communication to the public) контента, который до этого был недоступен без оплаты за получение его лицензионной копии (в деле нидерландской актрисы это был номер журнала ‘Playboy’ с её фотографиями). Владелец сайта обладает интеллектуальными правами в отношении материалов, доступ к которым осуществляется на платной основе. Если сторонний веб-сайт даёт ссылку на доступ к такому контенту бесплатно и при этом размещает рекламу, за которую получает деньги, то его владелец может быть привлечён к ответственности. Бесплатный контент, безусловно, привлекает читателей, тем самым сторонний сайт будет увеличивать свой доход от рекламы за счёт повышения количества посещений. Таким образом, часть аудитории будет «уходить» на сайт с нелегальным доступом к контенту, что будет несправедливо в отношении его создателей.

Кроме других непростых дел студенты разбирали проблемы сосуществования прав автора и свободы слова на примере дела Декмена против Вандерстена, рассмотренного в Европейском суде справедливости в 2013-2014 гг. Политик Йохан Декмен нарисовал политическую карикатуру на тему миграционной политики, взяв за основу обложку знаменитого в Бельгии комикса Вилли Вандерстена. Обладатели авторских прав на оригинальное произведение порой возражают против того, чтобы ассоциироваться со ставшими популярными юмористическими интерпретациями на их работы, особенно если в них отражаются противоположные идеи. Но суд, встав на защиту свободы слова Йохана Декмена, вместе с тем обязал его дать читателям пояснение, что пародия не отражает взглядов автора оригинального произведения.

Обсуждая ту или иную проблему, профессор Хайнце задавал вопросы студентам, выясняя, как определённая ситуация разрешается в российском законодательстве. Слушатели делились знаниями об отечественном подходе в области интеллектуальных прав, приводили в пример решения российских судов. Значительная часть лекции касалась ситуаций, в которых обсуждалась возможность требований к хостинг-провайдеру заблокировать доступ к сайту, который содержит информацию, нарушающую право интеллектуальной собственности. Европейскому Суду в таких случаях приходится определять ориентиры для поддержки баланса между свободой предпринимательской деятельности и авторскими правами.

В последнее время наиболее важные проблемы касаются социальных сетей и доступа к аккаунтам их пользователей. Должна ли социальная сеть предоставлять родственникам погибшего от суицида доступ к его аккаунту для выяснения причин, спровоцировавших его на смерть? Практика Европейского суда справедливости отвечает на этот вопрос отрицательно, защищая права третьих лиц, переписывавшихся с погибшим. При этом стоит помнить, что условия предоставления доступа к аккаунту в первую очередь содержатся в пользовательском соглашении соцсети.

Другой вопрос связан с так называемым «буллингом», которому подвергаются пользователи соцсетей и проявлениями ‘hate speech’, жалобы на которые игнорируют правоохранительные органы, не принимая их за реальные нарушения прав. Какой подход выработан в европейских странах для пресечения подобного оскорбительного поведения? В Германии в этом году вышел закон о защите в «сети», грозящий ответственным лицам штрафами за неудаление сообщений с признаками правонарушения. Столь спорная норма может привести к тому, что во избежание штрафа, для перестраховки, социальные сети предпочтут блокировку в каждом сомнительном случае.

Обсуждением разных дискуссионных вопросов профессор Кристиан Хайнце напомнил об опасности соблазна всё урегулировать законом. Этот соблазн ставит под угрозу свободу слова, самовыражения, предпринимательской деятельности и другие права, наряду с интеллектуальными. В завершение лектор рассказал об образовательных программах университета Ганновера, посвящённых изучению авторского права, и пожелал студентам дальнейших успехов в изучении права.

Читайте так же:  Профориентация защита трудовых прав несовершеннолетних

Источник: http://www.hse.ru/ma/legalinfo/news/213385202.html

Меры, предпринятые нарушителем авторских прав по устранению незаконного использования произведения, могут быть основанием отказа судом в иске истцу.

Меры, предпринятые нарушителем авторских прав по устранению незаконного использования произведения, могут быть основанием

отказа судом в иске истцу.

Фабула дела:

Издательство «А» обратилось в Арбитражный суд города Москвы к компании «Т» с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на использование некоторых литературных произведений на русском языке, в переводе М.

Исковые требования заявлены со ссылкой на ст. 49 Закона Российской Федерации от 9.07.93 N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» и мотивированы тем, что ответчик допустил нарушение исключительных прав истца на указанные произведения, распространяя их контрафактные копии.

Решением Арбитражного суда города Москвы оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда города Москвы по тому же делу, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суды обеих инстанций пришли к заключению об отсутствии вины ответчика в нарушении исключительных авторских права истца на спорные произведения.

При этом суды исходили из того, что ответчиком экземпляры произведений были получены от ООО «НН». Для проверки законности поставленных на реализацию копий ответчик обращался с соответствующими запросами, а узнав о наличии спора между издательством А. и ООО «НН» о правах на эти произведения, все экземпляры книги снял с продажи и возвратил поставщику.

В кассационной жалобе истец просит решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда города Москвы отменить, поскольку считает, что выводы суда обеих инстанций о добросовестности ответчика и отсутствии в его действиях состава правонарушения не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, что, считает заявитель, повлекло неправильное применение судами п. 1 ст. 49 Закона РФ от 9.07.93 N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», и просит принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

По мнению заявителя, суды не учли, что ответчик не предпринял необходимых мер к проверке законности полученных от ООО «НН» копий экземпляров произведений, в частности, не выяснил, имелись ли у издательства права на русский перевод произведений.

В судебном заседании представитель заявителя доводы кассационной жалобы поддержал, представители ответчика возражали против удовлетворения жалобы, считая, что решение и постановление являются законными и обоснованными.

В отзыве не кассационную жалобу ответчик – компания «Т» также просит в ее удовлетворении отказать, ссылаясь, в частности, на то, что истец не доказал наличия у него исключительных авторских прав на спорные произведения, а также на их русский перевод, осуществленный М.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами норм материального права и норм процессуального права, кассационная инстанция приходит к выводу о том, что решение и постановление отмене не подлежат в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 48, абзацем 3 пункта 2 статьи 49 Закона Российской Федерации от 9.07.93 N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», на основании которых заявлен настоящий иск, обладатели исключительных прав вправе требовать от нарушителя, в том числе, выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений или объектов смежных прав либо за допущенные правонарушения в целом.

Отказывая в иске, суды обеих инстанций обоснованно исходили из того, что в действиях ответчика отсутствовал состав правонарушения ввиду отсутствия вины, поскольку ответчик при реализации экземпляров спорного произведения предпринял необходимые действия по проверке соблюдения авторских прав, т.е. действовал добросовестно.

Суды верно отметили, что на момент совершения контрольной закупки экземпляра спорного произведения ответчик не был осведомлен о наличии судебного спора об исключительных правах на распространение книги, содержащей соответствующие литературные произведения.

После получения от ООО «НН» информации о решении суда, которым спорные книги были признаны контрафактной продукцией, ответчик незамедлительно принял меры по исключению экземпляров книги из продажи и возврату их поставщику.

При таких обстоятельствах вывод суда обеих инстанций об отсутствии в действиях ответчика вины, как необходимого элемента состава правонарушения, что, в свою очередь, по общему правилу, исключает применение к ответчику мер ответственности, предусмотренных статьей 49 Закона Российской Федерации от 9.07.93 N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», является обоснованным.

Суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что обжалованное решение и постановление приняты на основании полного исследования фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и при правильном применении норм права, в связи с чем оснований для их отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Переоценка фактических обстоятельств дела, установленных судом обеих инстанций, на что, по сути, направлены доводы заявителя, включая довод о том, что ответчиком не было проверено право ООО «НН» на издание спорных произведений в переводе М., в силу ст. 268 АПК РФ недопустима при проверке судебных актов в кассационном порядке.

Руководствуясь ст. ст. 284, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда города Москвы от оставить без изменения, а кассационную жалобу Издательства «А» — без удовлетворения.

Резюме:

В данном деле ответчик был признан судом невиновным в нарушении авторских прав истца и как следствие не обязанным осуществить компенсацию за нарушение указанных авторских прав; вместе с тем, ответчик незамедлительно принял меры по исключению экземпляров книги из продажи и возврату их поставщику, что и явилось основанием для освобождения судом ответчика от выполнения требований истца.

Так, статья 401 Гражданского Кодекса Российской Федерации определяет следующее:

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Источник: http://www.copyright.ru/ru/library/sudebnay_praktika/avtorskoe_pravo/mery_narushitel_avtorskih_prav/

Значение судебной экспертизы при судебной защите авторских прав на базу данных

Значение судебной экспертизы при судебной

Читайте так же:  Соглашение о выезде ребенка за границу

защите авторских прав на базу данных

Фабула дела:

Компания «М» обратилось в арбитражный суд с иском к компании «Ц» о взыскании с ответчика определенной суммы в счет возмещения убытков и неполученных доходов, причиненных истцу путем незаконного воспроизведения и распространения базы данных «ТТЦ»; запрете ответчику воспроизводить и распространять созданную истцом базу данных «ТТЦ»; взыскании определенной суммы в счет возмещения расходов на юридические услуги и представительство в суде.

Исковые требования основаны на статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьях 5, 7, 49 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», статье 18 Закона Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» и мотивированы тем, что ответчик нарушает авторское право истца, так как использует и распространяет в своей программе «ГС» базу данных «ТТЦ», созданную истцом.

В качестве доказательства использования в программе «ГС», принадлежащей ответчику, базы данных «ТТЦ», принадлежащей истцу, арбитражный суд принял заключение Федерального государственного унитарного предприятия «П» (ФГУП «П»).

Принимая решение о допустимости досудебной экспертизы, представленной стороной в качестве доказательства по делу, суд должен проверить ее на соответствие требованиям действующего законодательства, а именно статей 68, 71, 82, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражный апелляционный суд не принял в качестве надлежащего доказательства использования ответчиком в программе «ГС» базы данных «ТТЦ», принадлежащей истцу, заключение ФГУП «П», указав на то, что обследование по данному вопросу производилось по заключенному между истцом и экспертным учреждением договору, что не исключает заинтересованность последних. Кроме того, указанное исследование проводилось в отсутствии представителей компании «Ц» и в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие полномочия инженера-консультанта на проведение оценки.

Частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

В соответствии с частью 3 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд рассматривает заявленные ходатайства, в том числе о проведении экспертизы и принимает по нему соответствующее решение.

Соответствующим определением арбитражный апелляционный суд удовлетворил ходатайство ответчика о назначении судебной экспертизы по исследованию базы данных «ТТЦ», принадлежащей истцу, на предмет соответствия форматов обмена сметными данными в программе «ГС», принадлежащей ответчику.

Экспертиза проведена экспертом Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации Г.

Согласно экспертному заключению база данных «ТТЦ» в программе «ГС» не используется, структура текстового файла, сформированного программой «ГС», не соответствует структуре и свойствам данных базы «ТТЦ».

Учитывая содержащиеся в заключение эксперта выводы, арбитражный апелляционный суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии нарушений авторских прав компании «М» в связи использованием ответчиком формата обмена сметными данными «ТТЦ».

В соответствии с частью 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно указанной норме права арбитражным апелляционным судом были исследованы и оценены имеющиеся в деле документы, в результате чего суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в полномочия суда кассационной инстанции не входит установление обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, кассационная инстанция не вправе предрешать вопросы достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, не вправе переоценивать доказательства, которым уже была дана оценка судом первой или апелляционной инстанции.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований.

Истец не представил доказательств нарушения ответчиком авторских прав компании «М» на базу данных «ТТЦ», предусмотренных Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» и Законом Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных».

Доводы кассационной жалобы проверены судом кассационной инстанции, однако они отклоняются, поскольку не опровергают законности обжалуемого постановления и основаны на неправильном толковании норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановления арбитражного апелляционного суда не имеется, кассационная жалоба отклоняется.

Руководствуясь статьями 284, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил постановление Девятого арбитражного апелляционного суда города Москвы оставить без изменения, кассационную жалобу компании «М» — без удовлетворения.

Резюме:

При анализе данного дела хотелось бы обратить Ваше внимание на 2 положения данного постановления арбитражного суда кассационной инстанции:

1) экспертное заключение, предоставленное истцом в качестве доказательства факта нарушения его прав ответчиком на базу данных, судом в качестве надлежащего доказательства не было принято, так как не исключалась заинтересованность экспертной организации, осуществившей экспертизу на основании гражданско-правового договора с истцом.

Частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что экспертиза, проведенная экспертной организацией по поручению одной или даже обеих сторон, не может являться надлежащим доказательством по делу.

Следует ходатайствовать перед судом назначение соответствующей экспертизы на этапе подготовки дела к судебному разбирательству, предварительного судебного заседания либо на стадии судебного разбирательства.

2) суд указал, что «истец не представил доказательств нарушения ответчиком авторских прав компании «М» на базу данных «ТТЦ», предусмотренных Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» и Законом Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных». Следует отметить, что указанные законы не предусматривают обязанности истца представлять определенные доказательства нарушения авторских прав, однако в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основании своих требований.

Отдельно следует отметить применимость указанных выводов при судебной защите нарушенных прав на компьютерные программы, однако, каждый отдельный случай может иметь свою специфику.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.copyright.ru/ru/library/sudebnay_praktika/avtorskoe_pravo/sudebnaya_ekspertiza_zaschita_avtorskih_prav_bazu_dannyh/

Судебные разбирательства по авторскому праву
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here