Судебно психиатрическая экспертиза шизофрения

Вся информация на в статье на тему: "Судебно психиатрическая экспертиза шизофрения". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Судебно психиатрическая экспертиза шизофрения

СПЭ проводится только в специально определенных учреждениях и почти исключительно стационарно, т.е. с помещением обследуемого в больницу. Обычно срок наблюдения не бывает менее нескольких недель. Традиционно для экспертизы выделяется одно из отделений в областной психиатрической больнице. Экспертизу наиболее сложных случаев проводит Институт судебной психиатрии.

В тех случаях, когда клиническая картина психоза и отчетливые изменения личности в период ремиссии не вызывают сомнения в отношении диагноза шизофрении, затруднений в судебно-психиатрической оценке не возникает. Больные, совершившие правонарушения в таких состояниях, признаются невменяемыми. Если заболевание началось в период следствия или в период нахождения в местах лишения свободы, то больные освобождаются от наказания, хотя в отношении инкриминируемого деяния они могут считаться вменяемыми. Таких больных по решению суда направляют на принудительное лечение в психиатрические больницы. Вопрос значительно усложняется, когда правонарушение совершено в период стойкой ремиссии без отчетливых изменений характера лицом, перенесшим в прошлом несомненно шизофренический приступ психоза.

На этот счет существует следующая точка зрения. Если глубока ремиссия без заметных личностных изменений продолжительна, больные хорошо социально адаптированы, если у них в условиях психотравмирующих ситуаций, в том числе связанных с правонарушением, не возникает ухудшения состояния, то они признаются вменяемыми. Однако практика показывает, что именно такие лица реже всего совершают преступления. Обычно же эксперты-психиатры обнаруживают те или иные изменения личности и легкие позитивные расстройства. Поэтому подавляющее число больных шизофренией, совершившие правонарушение в период ремиссии, признаются невменяемыми.

Больные шизофренией могут прибегать к симуляции и диссимуляции психических симптомов. Последнее чаще может наблюдать у больных с бредовыми и депрессивными состояниями. Такие лица всячески пытаются доказать свое психическое здоровье, предпочитая нести ответственность за совершенное деяние, чем быть признанными больным.

Изредка психически здоровые лица пытаются симулировать шизофрению.

Трудности при распознавании шизофрении возникают на инициальных ее этапах, а также при вялом ее течении, когда преобладают неврозо- и психопатоподобные расстройства или же паранойяльный бред. В этих случаях недооценивается степень изменения личности и часто переоценивается значение бредовых и психотравмирующих факторов. Признанные вменяемыми такие лица могут долгое время находиться в местах лишения свободы, отбыть наказание, а затем повторно совершить общественно опасное деяние.

Нередко больные шизофренией проходят судебно-психиатрическую экспертизу в связи с гражданскими делами, когда решаются вопросы об их дееспособности и соответственно опеки. Необходимость охраны прав душевнобольных и задачи профилактики опасных действий с их стороны определяют значение этих экспертиз. Обычно судебно-психиатрическую экспертизу в связи с гражданскими делами проходят больные, страдающие вялотекущей шизофренией, либо находящиеся в состоянии ремиссии. Между экспертными показателями вменяемости и дееспособности в некоторых случаях возможно расхождение. Вопрос о дееспособности ставится в отношении более широкого клинического контингента, так как способность понимать значение своих действий и руководить ими сохраняется в ряде случаев невыраженного шизофренического дефекта. Особенности клиники шизофрении, возможность удовлетворительной социальной адаптации больных и особые требования, предъявляемые к субъекту различных видов правоотношений вызывают необходимость дифференцированной оценки больных применительно к разным правовым актам. Здесь необходима максимальная осторожность, так лишение больного юридических прав может резко нарушить его профессиональную и социальную адаптацию и как следствие свести на нет результаты лечебного воздействия.

Исключительно важным при судебно-психиатрической экспертизе больных шизофренией является вопрос о разграничении психической патологии и психического здоровья, определение степени выраженности отклонений психики от нормы. Как следствие патоморфоза (изменение клиники и течения ) психических болезней многие психозы, и в том числе такое распространенное психическое заболевание как шизофрения протекают теперь во многих случая в регистратах пограничных расстройств, в частности неврозоподобных и психопатотоподобных, с достаточно хорошей социальной адаптацией больных что усугубляет их диагностику и оценку в плане разграничения нормального и патологического и степени выраженности нарушений. энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскудение, «дискордантность», т. е. утрата единства психических процессов). Развитие такого личностного дефицита (дефекта) тесно связано с различными, колеблющимися в своей интенсивности продуктивными симптомами и синдромами — неврозо- и психопатоподобными, аффективными, бредовыми, галлюцинаторными (преимущественно псевдогаллюцинаторными), гебефренными, кататоническими, а также онейроидным помрачением сознания.

Хотя продуктивные симптомы болезни неспецифичны для шизофрении, их сочетание с особым личностным дефектом приводит к образованию характерных для этой болезни синдромов с закономерной динамикой. Развитие болезни, особенно ее выраженных форм, приводит к искажению или утрате прежних социальных связей, снижению психической активности, резкому нарушению поведения, особенно при обострении бреда, галлюцинаций и других продуктивных расстройств. Вследствие этого наступает значительная дезадаптация больных в обществе.

Однако многие больные с благоприятным (мягкое, малопрогредиентное) течением болезни не нуждаются в длительной госпитализации, сохраняют способность к адаптации, в ряде случаев занимаются высокопродуктивной профессиональной, в том числе творческой, деятельностью. Аналогичные благоприятные возможности адаптации создаются при течении болезни с редкими приступами.

Современная психиатрия располагает большими возможностями лечения и реадаптации больных шизофренией. Фатальный подход к клиническому и социальному прогнозу при этой болезни лишен оснований.

Выводы и предложения
После оценки полученных данных можно сделать следующие выводы: 1. Обслуживание посетителей аптеки. Большинство посетителей удовлетворены обслуживанием и тем как работают фармацевт .

Принципы препарирования кариозных полостей по Блеку. Основные этапы препарирования
Наибольшие усилия и затраты рабочего времени у стоматологов терапевтов приходятся на лечение кариеса зубов. Однако следует констатировать, что довольно часто результаты проводимого лечения, .

Общие принципы профилактики и лечения почечной недостаточности
Необходимо устранение очагов инфекции (удаление миндалин, санация полости рта и т. Д.). Длительные диетические ограничения (поваренной соли и белков) не предупреждают перехода острого гломерулонефр .

Читайте так же:  Судебно медицинской экспертизе можно

Источник: http://www.nicemed.ru/nmed-871.html

Судебно-психиатрическая оценка шизофрении.

Больные шизофренией, наряду с пациентами со стойкими бредовыми переживаниями и острыми психотическими расстройствами, составляют значительную долю среди испытуемых, проходящих СПЭ по уголовным делам. Это неспроста. Больные шизофренией составляют наибольшую часть среди признаваемых невменяемыми, совершивших ООД.

Общее число больных этим заболеванием, совершивших за время болезни ООД, подпадающие под действие УК, составило 18,0% от всех учтённых больных шизофренией. Это в 2,5 раза больше числа больных шизофренией, привлекавшихся к уголовной ответственности и проходивших СПЭ. Возникает вопрос, почему? После совершения ООД (убийств, причинения тяжкого вреда здоровью и пр.) больных нередко помещают в психиатрические больницы в порядке неотложной госпитализации. Близкие из гуманных соображений часто пытаются скрыть содеянное. Результат: больных не ставят на учёт в психоневрологических диспансерах, хотя они нуждаются не только во внимании психиатров, но и в медикаментозном лечении и социальной помощи, что приводит к повторным ООД.

ООД этой категории больных не всегда удаётся предупредить из-за несвоевременного распознавания начальных проявлений болезни. На территориях России с хорошо организованной внебольничной психиатрической помощью число больных шизофренией, впервые попавших под наблюдение психиатров уже после совершения ООД, составило 6,1% всех учтённых больных шизофренией. В среднем же, из 20,0% всех учтённых больных шизофренией, совершивших ООД во время болезни, впервые попали в поле зрения психиатров на 1-м году заболевания – 50,0%, около 1/3 спустя 5 и более лет от начала болезни, около 1/6 спустя 10 лет от начала болезни.

Сложность диагностики ранних проявлений шизофрении нередко обусловлена особенностями его развития, что как раз наиболее характерно для больных, совершающих ООД. На ранней стадии болезни им более присущи субпсихотические, психопатоподобные, аффективные и паранояльные расстройства, с которыми связано большинство ООД на начальных стадиях шизофрении. Это приводит к запоздалому выявлению заболевших шизофренией.

Сравнение групп больных шизофренией, совершивших ООД и оставшейся части учтённых больных, показало их существенные отличия по ряду признаков:

· преморбидным (предболезненным) особенностям;

У больных шизофренией, совершивших ООД, чаще встречается наследственная отягощённость психической патологией (эндогенные психозы и алкоголизм). При этом наметилась чёткая тенденция к увеличению числа детей в их семьях…

Среди больных шизофренией, совершивших ООД, преобладают мужчины (2:1). Максимальная их доля касается возраста в 35-39 лет, у женщин – пик приходится на 50-59 лет.

«Криминальных» больных в среднем отличает более раннее начало заболевания, атипичность клиники с полиморфизмом её проявлений, преобладанием психопатоподобных и бредовых состояний при непрерывном и приступообразном течении болезни. На отдалённых этапах болезни нередки случаи утяжеления галлюцинаций и бреда, изменений личности.

Играет роль и «почва», на которой развиваются вышеуказанные проявления шизофрении. Это:

— своеобразные характерологические отклонения в виде преобладания возбудимости, неустойчивости интересов и настроения, расторможенности влечений;

— перенесенные ЧМТ, остаточные явления различных поражений ЦНС, алкоголизация и др.;

— неблагоприятное влияние социальной микросреды.

Как следствие вышеперечисленных факторов возникает снижение профессиональной и семейной адаптации. С годами нарастает психопатоподобное поведение, отмечается злоупотребление алкоголем (особенно у больных с ЧМТ). Всё это затрудняет диагностику шизофрении у рассматриваемых больных.

Совершению ООД способствует наличие в клинике шизофрении определённых особенностей, в частности, доминирование психопатоподобных расстройств (52,2%), особенно у мужчин. На долю состояний с преобладанием галлюцинаторно-бредовых расстройств приходится только 32,0% больных, совершивших ООД. При наличии у больных психопатоподобных расстройств антисоциальные формы поведения наиболее устойчивы, часто многократные.

Насильственные ООД, как правило, совершают больные в галлюцинаторно-бредовых состояниях. Суицидальные попытки чаще возникают при выраженном аффективном компоненте с преобладанием депрессивных расстройств при приступообразно протекающей шизофрении с небольшой прогредиентностью и невыраженными изменениями личности.

Большое влияние на возникновение ООД у больных шизофренией оказывает сочетание неблагоприятных экзогенных факторов, прежде всего, неблагоприятные внутрисемейные факторы.

Чем менее остро и прогредиентно протекает болезнь, тем более отчётливо видна роль социально-психологических факторов в генезе ООД. Широкий спектр ООД больных шизофренией обусловлен широким спектром личностных особенностей, предрасполагающих к совершению того или иного вида ООД. В судебной психиатрии выделены даже соответствующие «личностные профили» больных с разными устойчивыми профилями поведения. Для чего? Можно предвидеть социальный прогноз, а также индивидуализировать социально-реадаптационную работу.

Стойкие личностные аномалии больных шизофренией закладываются в ранние периоды жизни. Причина? Неблагоприятное воспитание ввиду социальной дезорганизации родительских семей: нарушения взаимоотношений, распад семьи, асоциальные и антисоциальные тенденции и др.).

Больные шизофренией, а также больные со стойкими бредовыми идеями и острыми психотическими состояниями, как правило, в момент совершения преступлений признаются невменяемыми в связи с неспособностью осознавать фактический характер и общественную опасность совершённых действий и руководить ими и направляются в психиатрическую больницу на принудительное лечение. Исключение — больные шизофренией со стойкой глубокой ремиссией и полной трудовой адаптацией, отсутствием или нерезким изменением личности. Их могут признать вменяемыми.

Трудна СПЭ больных с шизотипическими расстройствами (вялотекущей шизофренией). У таких больных возможно снижение способности осознавать социальные последствия своих действий и ослабление волевого контроля за из выполнением. Учитывается весь комплекс факторов. Возможно снижение меры наказания и назначение принудительного лечение.

Оценка дееспособности больных шизофренией определяется психическим состоянием больного, его возможностью понимать (не понимать) значение своих действий или руководить ими. Гражданские акты, совершённые больным в психотическом состоянии, гражданской силы не имеют. Признание больных шизофренией недееспособными с наложением опеки требует взвешенности, ибо многие из них, несмотря на болезнь, продолжали работать и поддерживали привычный стереотип семейных отношений.

В судебно-психиатрической практике около половины подэкспертных, признанных невменяемыми, составляют больные шизофренией, что подчёркивает значимость этого психического расстройства в плане совершения ООД, необходимость применения совместных профилактических мер по превенции криминальных событий с участием этих больных.

Подтвердим вышесказанное характерным примером из судебно-психиатрической практики:

Обследуемая Н., 20 лет, обвиняется в убийстве отца. Мать обследуемой неоднократно госпитализировалась в психиатрическую больницу по поводу шизофрении. Н. росла и развивалась правильно, с 7 лет пошла в школу. С 1 по 3 класс училась хорошо, была подвижной, живой, энергичной. В 4 классе успеваемость значительно снизилась, всё стало неинтересным и противным, перестала учиться. Начала конфликтовать, драться со своими одноклассниками.Могла неожиданно схватить камень и бросить в ученицу, не обнаруживая затем сожаления. За недисциплинированность была исключена из школы. Поступила в швейное ателье, где 2 месяца была ученицей. Постоянно нарушала дисциплину, однажды бросила горячий утюг на пол – «хотела посмотреть, будет ли гореть пол…». Дразнила работниц ателье, не реагировала на их замечания. Окружающие считали Н. «чудачкой» и «хулиганкой».

Читайте так же:  Соглашение о выезде ребенка за границу

Когда Н. было 17 лет, умерла её мать. К этому событию оставалась равнодушной, во время похорон внезапно рассмеялась, хотя сама не могла понять что-же было смешного. После смерти матери проживала с отцом. Часто ссорилась с ним, не следила за порядком в доме, отказывалась выполнять домашние поручения отца. Ссоры с отцом быстро забывала, оставалась безучастной ко всему. Большую часть времени валялась в постели, никого не хотела видеть, с кем-то общаться.

12.03.2002 в день совершения Н. правонарушения отец поздно возвратился домой и лёг спать. У Н. внезапно появилось желание убить отца. Она схватила топор, вошла в его комнату и ударила отца топором по голове: «жалости не было, как будто так и надо…». Н. внезапно показалось, что на лице отца появилась улыбка. Решила, что «голова что-то думает» и смеётся над ней. Она схватила кухонный нож и отрезала голову: «хотела, чтобы голова ни о чём не думала». Голову завернула в платок и начала ходить с ней по комнате, затем устала, села в кресло и уснула. Проснувшись утром, увидела у себя на коленях голову отца, подошла к постели, на которой вечером спал отец, «приложила голову к туловищу» и пошла в отделение милиции, где рассказала о случившемся.

При СПЭ болезней внутренних органов и нервной системы не выявлено. Н. не обнаруживала интереса к обследованию, при беседе с врачом оставалась безучастной. О совершении убийства рассказывала без всякого волнения и беспокойства. Считала себя здоровой, жалоб не высказывала, но иногда, при настойчивых расспросах, неохотно говорила, что слышит «как в мозгах проскакивают какие-то слова, может быть, это какие-то духи». Говоря об этом, улыбалась. В отделении была вяла, бездеятельна, отказывалась от работы, не следила за своей внешностью, много времени проводила в постели. Раскаяния по поводу совершённого деяния не обнаруживала, толкового объяснения своему поступку дать не могла. Специалистами СПЭ выставлен диагноз шизофрении (страдает хроническим психическим расстройством), при совершении ООД имеются признаки невменяемости, нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Лекция №4: «Эпилепсия в аспекте судебной психиатрии».

1. История возникновения эпилепсии как психического расстройства.

2. Клинические признаки эпилепсии и варианты течения.

3. Психические эквиваленты эпилепсии.

4. Особенности психических процессов больных эпилепсией как фактор риска возникновения ООД.

5. Судебно-психиатрическая оценка эпилепсии.

Источник: http://studopedia.ru/14_44321_sudebno-psihiatricheskaya-otsenka-shizofrenii.html

Судебно-психиатрическая экспертиза лиц, страдающих шизофренией

Судебно-психиатрическая экспертиза лиц, страдавших шизофренией на период заключения сделки, представляет значительные трудности в связи с полиморфизмом психопатологических проявлений и многообразием форм их динамики. При оценке способности лица понимать значение своих действий и руководить ими во время заключения сделки учитываются форма течения шизофрении, ее стадия, степень выраженности и соотношение продуктивных и негативных расстройств.

Наиболее часто в отношении лиц, страдавших шизофренией, выносилось экспертное заключение о неспособности понимать значение своих действий и руководить ими, однако диагностика шизофрении не предопределяла экспертного заключения о несделкоспособности. Экспертное заключение о невозможности понимать значение своих действий и руководить ими могло быть вынесено лишь в том случае, если выраженность психопатологических расстройств на период заключения сделки определяла неспособность лица понимать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период.

Клиническая картина шизофрении существенным образом отличалась у лиц, признанных сделкоспособными, и лиц, признанных несделкоспособными. У тех, в отношении кого было вынесено экспертное заключение о неспособности понимать значение своих действий и руководить ими, течение отличалось высокой прогредиентностью, преобладали затяжные аффективно-бредовые и галлюцинаторно-параноидные психозы, выраженные признаки эмоционально-волевого дефекта. Ремиссии были непродолжительными и неполными, в их структуре наряду с психопатоподобными нарушениями по эксплозивному и шизоидному типу отмечались остаточные бредовые идеи, влиявшие на поведение больного, биполярные аффективные и апатоабулические расстройства. Зачастую течение шизофрении было осложнено присоединением алкоголизации, что утяжеляло клиническую картину и усугубляло социальную дезадаптацию.

Наиболее часто приоритетной в принятии экспертного решения являлась психотическая симптоматика, реже – аффективные и волевые расстройства в структуре психопатоподобного и апатоабулического дефекта.

При нарушении способности понимать внешнюю сторону событий, связанных с заключением сделки, у больных либо было диагностировано острое психотическое состояние, либо отмечалось сочетание психотической галлюцинаторно-параноидной и параноидной симптоматики и выраженного дефекта с апатоабулическим компонентом. В этом случае больные не были способны осознать факт, что они заключали сделку, распоряжались своим имуществом, у них не было сформировано намерение на заключение сделки, психопатологические переживания влияли на восприятие и осмысление действительности. Релевантными юридическому критерию в этом случае являлись оскудение и дезорганизация психической деятельности, искаженное, обусловленное психотическими переживаниями восприятие окружающего и собственного «Я», выраженные нарушения мышления в виде паралогичности и разорванности. Отмечалось грубое нарушение критической оценки как своего состояния, так и сложившейся ситуации, прогностических функций.

Чаще у больных сохранялась способность понимать внешнюю сторону событий, связанных с заключением сделки, они могли формально выражать намерение на заключение сделки и принимали некоторое участие в ее оформлении. Вместе с тем специфичные для шизофренического процесса выраженные нарушения мышления с глубокой перестройкой мотивационной сферы, непонимание социального значения сложившейся ситуации и характера межличностных отношений определяли неспособность больного понимать юридическую суть сделки и оценивать ее правовые последствия. В этом случае также отмечалось выраженное нарушение критической оценки как своего состояния, так и сложившейся ситуации, прогностических функций.

Читайте так же:  Право требовать возмещения убытков

У лиц, в отношении которых выносилось экспертное заключение о сделкоспособности, течение приступообразно-прогредиентной шизофрении характеризовалось развитием острых аффективнобредовых приступов с преобладанием аффективных расстройств, острого чувственного бреда с острым началом и хорошим выходом. Заключению сделки предшествовали не более одного-двух психотических состояний. Ремиссии отличались продолжительностью, в их клинической картине преобладали астенические, истерические и неврозоподобные расстройства. У лиц с неврозоподобной формой шизофрении клиническая картина исчерпывалась симптомами неврозоподобного регистра, аффективными нарушениями. Важным показателем было наличие стабильного психического состояния в течение достаточно длительного временно́го интервала, относящегося к заключению сделки.

Неврозоподобные нарушения часто сочетались со сверхценными ипохондрическими переживаниями, аффективные расстройства носили стертый характер, отмечались истероформные нарушения с внешнеобвиняющими формами реагирования. Психические нарушения могли проявляться расстройствами: мышления в виде снижения продуктивности, непоследовательности; эмоционально волевой сферы (однообразие, невыразительность эмоциональных реакций), остаточными монотематическими бредовыми идеями, не определяющими основные сферы поведения, парциальной сохранностью критических способностей, в особенности с возможностью правильной оценки сложившейся ситуации, ее юридических и социальных последствий.

Для больных шизофренией, признанных сделкоспособными, в целом был характерен молодой возраст, что в определенной мере свидетельствует о незначительной давности процесса. Отмечался высокий и стабильный уровень социального функционирования, они регулярно получали терапевтическую и реабилитационную помощь, при этом выполняли врачебные назначения. Сделки заключались в интересах больных, приносили им значительную выгоду и требовали их активного самостоятельного участия, которое предполагало ряд сложных последовательных юридических действий.

Источник: http://studme.org/40908/psihologiya/sudebno-psihiatricheskaya_ekspertiza_lits_stradayuschih_shizofreniey

Задачи судебно-психиатрической экспертизы при шизофрении

В последние годы заметно участились случаи обращения в суд по поводу признания совершенной имущественной сделки недействительной. Среди людей осуществляющих имущественные сделки часто встречаются лица, больные шизофренией.

Видео (кликните для воспроизведения).

Шизофрения относится к разряду хронических заболеваний, поэтому в большинстве случаев судебно-психиатрическая экспертиза при шизофрении дает заключение, на основании которого больной признается судом недееспособным, а сделка, заключенная больным шизофренией, признается недействительной.

Цель экспертизы

Целью проведения судебно-психиатрической экспертизы при шизофрении является определение:

  • дееспособности и недееспособности исследуемого лица;
  • необходимости оказания ему медицинской психиатрической помощи;
  • необходимость назначения опеки.

Реже перед экспертами стоит задача определения вменяемости/невменяемости больного шизофренией. Дело в том, что‚ несмотря на хронический характер этого заболевания, в редких случаях, у больных шизофренией отмечаются длительные устойчивые ремиссии, в период которых больной вполне адекватно может осознавать смысл своих действий и управлять ими. В таком случае, больной может быть признан вменяемым.

Порядок проведения экспертизы

Судебно-психиатрическая экспертиза при шизофрении проводится на базе специализированных медицинских учреждений, где создаются комиссии, включающие не менее 3 врачей психиатров.

Экспертиза может проводиться как амбулаторно, так и стационарно, а при необходимости и заочно (посмертная экспертиза).

Для проведения судебно-психиатрической экспертизы при шизофрении все лечебные учреждения, где исследуемое лицо проходило лечение, обязаны предоставлять экспертной комиссии необходимые медицинские документы (выписки из истории болезни, заключения, амбулаторные карты, справки).

Источник: http://medeksp.ru/zadachi-sudebno-psihiatricheskoy-ekspertizy-pri-shizofrenii/

Простая форма шизофрении, ее судебно-психиатрическая оценка

судебный психиатрический шизофрения арестованный

Шизофрения (греч. — расщепление психики) — утрата единства психической деятельности. Шизофрения приводит к расщеплению мышления, снижению, а порой извращению эмоциональных и волевых проявлений. В этом и состоят те изменения, которые вносит данное заболевание в личность больного.

Имеются достоверные данные о значении наследственного предрасположения при заболевании шизофренией, однако причина ее возникновения до настоящего времени неизвестна. В судебно-психиатрической клинике около половины испытуемых, признанных невменяемыми, составляют больные шизофренией. Это свидетельствует о ее большом судебно-психиатрическом значении.

Шизофрения в качестве единого заболевания выделено в 1896 г. немецким психиатром Э. Крепелином, а современное название приобрело в 1911 г. (Э. Блейлер).

Шизофрения относится к эндогенным заболеваниям, ее клинические проявления очень разнообразны. При ней могут наблюдаться почти все известные в психиатрии симптомы и синдромы.

Простая шизофрения.

Клинические проявления характеризуются главным образом нарастающими изменениями личности больного. Изменения развиваются постепенно: снижается психическая продуктивность, утрачивается интерес к окружающему, нарастает эмоциональное обеднение, отмечаются расстройства мышления, трудность, а порой и невозможность осмыслить и понять содержание задания, прочитанное. Больные дублируют классы и вообще бросают учебу.

Другие психопатологические проявления: бредовые идеи, галлюцинации — наблюдаются в рудиментарной форме в виде нестойких идей отношения, воздействия и слуховых обманов. Падение энергетического потенциала нередко сопровождается явлением так называемой метафизической интоксикации: больные принимаются за изучение глобальных философских, научных проблем (смысл бытия, происхождение жизни и т.д.), затрачивают массу времени на чтение специальной литературы по этим вопросам; каких-либо практических результатов эта деятельность не приносит. Больные бывают не в состоянии не только изложить общий смысл своих интересов, но и сообщить элементарные сведения о прочитанном.

Эмоциональная дефицитарность проявляется прежде всего в ухудшении отношения к родителям, в появлении эмоциональной холодности, раздражительности и агрессивности. В дальнейшем у больных наступает и полное безразличие к собственной личности: они перестают следить за собой, не моются, ничего не делают и т.д. Становятся холодными эгоистами, безучастными к происходящим вокруг них событиям. Эти изменения могут перейти в конечное состояние — апатико-абулическое с рудиментарными психическими расстройствами.

Шизофрения характеризуется следующими основными признаками:

1. Эмоциональное снижение.

Оно начинается с нарастающей эмоциональной холодности больных к своим родным и другим близким людям, безразличия к окружающему, безучастности к тому, что непосредственно относится к больному, утраты прежних интересов и увлечений. В начале заболевания может быть ничем не мотивированная неприязнь больного к кому-либо из родных (часто к матери), хотя родные его любят и заботятся. Некоторые больные осознают происходящие с ними изменения, жалуются на потерю способности радоваться жизни, любить, сопереживать, волноваться и страдать как раньше, но не в силах ничего сделать, так как управлять ни своими эмоциями, ни поведением не могут.

Читайте так же:  Гражданин написал в суд заявление

У некоторых наблюдается эмоциональная амбивалентность — одновременное существование двух противоположных эмоций, например любви и ненависти, интереса и отвращения.

Амбитендентность — расстройство, аналогичное амбивалентности, проявляющееся двойственностью стремлений, побуждений, действий, тенденций. Так, человек считает себя одновременно и больным, и здоровым, хочет услышать слова одобрения, но все делает для того, чтобы его ругали, протягивает руку за каким-то предметом и тут же отдергивает ее. Это может сказываться и на поведении: больной шизофренией ласкает своего ребенка или подругу и одновременно причиняет боль, после нежных слов может без всякого повода дать пощечину, целует и щиплет или кусает.

Может быть диссоциация эмоциональной сферы — больной смеется, когда произошло печальное событие, или плачет при радостном событии. Больные равнодушны к горю своих родных, тяжелой утрате и печалятся, увидев растоптанный цветок или больное животное. Все эмоциональные проявления ослабевают. — Вначале бывает притупление эмоций, а затем развивается эмоциональная тупость.

Эмоциональная тупость — это недостаточность (бедность) эмоциональных проявлений, равнодушие, безразличие к своим близким, огрубление чувств. Утрачивается интерес и к самому себе, своему состоянию и положению в обществе, отсутствуют планы на будущее. Это состояние необратимо.

2. Нарушения волевой деятельности. Одновременно с эмоциональным может происходить и волевое оскудение. В самых выраженных случаях волевые нарушения называются абулией.

Абулия (от греч. bule — воля, а — отсутствие, отрицание) — частичное или полное отсутствие побуждений к деятельности, утрата желаний, в выраженных случаях — полная безучастность и бездеятельность, прекращение общения с окружающими.

При утяжелении абулии больных ничто не волнует и не интересует, у них отсутствуют реальные планы на будущее, они не проявляют интереса к своей дальнейшей судьбе, им все безразлично. Окружающее тоже не привлекает их внимания, больные целыми днями молча и безучастно лежат в постели или сидят в одной позе. Они перестают элементарно обслуживать себя, не моются, естественные надобности справляют под себя или где попало.

При сочетании абулии с апатией говорят об апато-абулическом синдроме, при сочетании с обездвиженностью — об абулически-акинетическом синдроме.

Аутизм (от греч. autos — сам) — утрата контактов с окружающими, уход от действительности в свой внутренний мир, в свои переживания. Это не просто замкнутость, которая бывает при шизоидной психопатии и некоторых других личностных расстройствах. Аутистичным на ранних этапах шизофрении может быть и человек, формально контактирующий с окружающими, но в свой внутренний мир он никого не допускает, этот мир закрыт для всех, включая самых близких больному людей.

При выраженном аутизме теряются все прежние связи с друзьями, знакомыми и родными. В тяжелых случаях возникает недоступность — невозможность контакта с больным, обусловленная наличием у него психических расстройств (негативизма, бреда, галлюцинаций, расстройств сознания).

Негативизм (от лат. negativus — отрицательный) — бессмысленное противодействие, немотивированный отказ больного от любого действия, движения или сопротивление его осуществлению.

Бывает пассивным, когда больной не выполняет то, о чем его просят, или сопротивляется попытке изменить позу, положение тела; и активным, когда любые просьбы или указания вызывают противодействие, например больному протягивают руку для рукопожатия, а он прячет свою руку за спину, но как только врач убирает руку, больной протягивает свою.

При парадоксальном негативизме действия больного противоположны просьбам. Так, врач просит его подойти поближе, а он выходит из кабинета. Речевой негативизм проявляется мутизмом.

Мутизм (от лат. mutus — немой) — это нарушение волевой сферы, проявляющееся в отсутствии ответной и спонтанной (произвольной) речи при сохранении способности больного разговаривать и понимать обращенную к нему речь.

3. Формальные нарушения мышления. Нарушения мышления при шизофрении называются формальными, так как они касаются не содержания мыслей, а самого мыслительного процесса. Прежде всего, это затрагивает логическую связь между мыслями. На поздних этапах логическая связь утрачивается даже в пределах одной фразы. В самых тяжелых случаях наблюдается разорванность мышления, что проявляется и в разорванности речи — речь больных состоит из сумбурного набора отрывков фраз, совершенно не связанных между собой (словесная окрошка).

В менее выраженных случаях наблюдается «соскальзывание» мыслей — лишенный логики переход от одной мысли к другой, его сам больной не замечает.

Нарушения мышления выражаются и в неологизмах (от греч. neos — новый, logos — речь, учение) — новообразованиях, выдумывании новых вычурных слов, которые понятны только самому больному, но непонятны окружающим. Диапазон неологизма может быть от нескольких придуманных слов до создания больным шизофренией собственного языка.

Нарушением мышления при шизофрении является и резонерство — бесплодные рассуждения на посторонние темы, которые могут не иметь никакого отношения к больному. Здесь чаще используют термин рассуждательство, которое в отличие от рассуждения непродуктивно, пространно, зачастую лишено логики, но логично с точки зрения больного. Могут быть и такие нарушения, как неуправляемый поток или два параллельно текущих потока мыслей, внезапные перерывы или «обрыв» в процессе мышления.

Помимо этих, наиболее общих для всех больных шизофренией негативных симптомов, наблюдается и так называемая продуктивная симптоматика — продукция болезненных проявлений (бред, галлюцинации, псевдогаллюцинации и др.), а также помрачение сознания. Сочетание продуктивной симптоматики с негативной приводит к образованию характерных для шизофрении синдромов с закономерной динамикой.

Шизофрении свойственна прогредиентностъ — неуклонное нарастание, прогрессирование и усложнение симптоматики. Степень прогредиентности может быть различной — от вялотекущего процесса до злокачественно-прогредиентных форм.

Исход шизофрении раньше был один — дефект, дефектное состояние с выраженным апатоабулическим синдромом, поскольку лечить это заболевание было нечем, но современная психиатрия располагает широким спектром психофармакологических средств, которые оказывают влияние на все психические нарушения при шизофрении. У психиатров появились большие возможности по лечению, реабилитации и реадаптации больных шизофренией.

Читайте так же:  Сроки исковой давности принятие наследства

Немало случаев, когда после перенесенного приступа у больных наблюдались ремиссии (послабление болезни, когда продуктивная симптоматика исчезает) по 10-25 лет, и они могли успешно работать, занимаясь высокопрофессиональной деятельностью, в том числе творческой.

Кроме прогредиентных форм шизофрении, есть и другие, менее прогредиентные (малопрогредиентные, мягкие), когда больные даже не нуждаются в помещении в психиатрическую больницу, а могут принимать лекарственные препараты в амбулаторных условиях (дома, под контролем участкового психиатра).

Судебно-психиатрическая оценка лиц, страдающих шизофренией с различным типом течения, зависит от ряда факторов. В тех случаях, когда клиническая картина психоза или отчетливые изменения личности в период ремиссии (симптомы дефекта в эмоциональной, волевой и когнитивной сферах) не вызывают сомнения в отношении диагноза шизофрении, лицо признается невменяемым. Это хроническое психическое расстройство, когда даже ремиссия (улучшение состояния) носит нестойкий и неглубокий характер.

Если правонарушение совершается больными шизофренией, в прошлом перенесшими психотический приступ, в период стойкой и глубокой ремиссии без отчетливых изменений личности, то они обычно признаются вменяемыми.

При развитии шизофрении уже после совершения правонарушения, в период следствия или после осуждения, во время нахождения в местах лишения свободы больные освобождаются от отбывания наказания (ч. 1 ст. 81 УК, ст. 362 УПК), хотя в отношении инкриминируемых им деяний они признаются вменяемыми. Таким больным суд может назначить принудительные меры медицинского характера в психиатрическом стационаре.

Способность свидетелей и потерпевших, страдающих шизофренией, участвовать в судебно-следственном процессе, правильно воспринимать обстоятельства по делу и давать о них верные показания обязательно должна оцениваться с учетом сохраненных сторон их психической деятельности, а также в зависимости от характера анализируемой криминальной ситуации, участниками которой они оказались.

Довольно часто больные шизофренией проходят судебно-психиатрическое освидетельствование в гражданском процессе, когда решаются вопросы их дееспособности и установления над ними опеки.

Источник: http://vuzlit.ru/1190709/prostaya_forma_shizofrenii_sudebno_psihiatricheskaya_otsenka

Сложности судебно-психиатрической оценки сделкоспособности лиц, страдавших шизофренией, в ходе проведения посмертных экспертиз

Судебно-психиатрическая экспертиза страдавших шизофренией лиц, которые совершили сделки, представляет значительные сложности. Наличие данного расстройства не предопределяет автоматического вынесения экспертного решения о неспособности лица понимать значение своих действий и руководить ими. Необходима оценка степени выраженности имевшихся у лица психических расстройств, их влияния на свободное волеизъявление и регуляцию поведения в юридически значимый период. Так, по мнению Д.Р. Лунца (1969), чтобы дать правильную экспертную оценку состояния больных шизофренией, участвующих в гражданском процессе, недостаточно таких показателей, как внешне упорядоченное поведение, сохранность трудоспособности и навыков поведения, необходима еще и сохранность способности прогнозирования и достаточно критичного отношения к сложившейся ситуации. Б.В. Шостаковичем и А.Д. Ревенком (1992) обоснована необходимость дифференцированного подхода при оценке дееспособности больных шизофренией с учетом формы течения процесса, прогредиентности, а также уровня их социальной адаптации.

В последние годы на фоне выраженного патоморфоза отмечается большая распространенность достаточно благоприятно протекающих форм шизофрении, не сопровождающихся грубым дефектом, нарушением межличностных отношений. Для данных лиц характерны сохранность социального функционирования и достаточно критическое осмысление своих действий в современном правовом поле.

Примером может служить посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, проведенная в Хабаровской краевой психиатрической больнице в отношении Г.Э.Ф., 1937 года рождения, умершей 1 октября 2003 г., проходившей по гражданскому делу для определения ее психического состояния на момент заключения 18 августа 2000 г. договора ренты квартиры (ул. Политехническая, д. 19, кв. 23 в г. Благовещенске) и признания договора недействительным. Судебно-психиатрическая экспертиза проводилась на основании Определения Благовещенского городского суда Амурской области от 16 февраля 2006 г. в связи с возникшими сомнениями в ее психической полноценности.

На разрешение экспертизы были поставлены следующие вопросы:

Имелось ли у Г.Э.Ф., умершей 1 октября 2003 г., в августе 2000 г. хроническое душевное заболевание или иное временное болезненное расстройство психической деятельности, препятствующее правильному восприятию ею событий окружающего мира?

Могла ли Г.Э.Ф. в августе 2000 г. понимать значение своих действий и руководить ими при заключении 18 августа 2000 г. договора ренты квартиры N 23 по ул. Политехнической, д. 19 в г. Благовещенске?

Не находилась ли Г.Э.Ф. в августе 2000 г. при подписании договора ренты в состоянии временного болезненного расстройства душевной деятельности, не страдала ли она шизофренией параноидной формы непрерывно-прогредиентного течения?

Могла ли Г.Э.Ф. по своему психолого-психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства и условия заключенного договора ренты 18 августа 2000 г.?

Отличалась ли Г.Э.Ф. в момент составления договора ренты 18 августа 2000 г. внушаемостью, подчиняемостью, способна ли была критически оценивать сложившуюся ситуацию? Были ли у Г.Э.Ф. при составлении договора ренты особенности психики, которые при имевших место обстоятельствах и наличии у нее заболевания повлияли на принятие решения?

Отвечает ли заключение посмертной судебной психиатрической экспертизы от 25 января 2006 г. N 81, проведенной в областном психоневрологическом диспансере в г. Благовещенске, на все вопросы, поставленные Благовещенским городским судом перед экспертной комиссией? Как понимать вывод экспертной комиссии судебных психиатров о том, что в августе 2000 г. имеющееся у Г.Э.Ф. хроническое психическое расстройство существенно ограничивало правильное восприятие ею событий окружающего мира? В то же время они не могут достоверно судить о наличии или обострении психического расстройства, которое могло повлиять на ее способность понимать значение своих действий и руководить ими?

При проведении данной экспертизы были использованы методы клинико-психопатологического исследования личности подэкспертной по материалам гражданского дела, свидетельских показаний и изучения представленной медицинской документации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/38561-slozhnosti-sudebno-psikhiatricheskoj-ocenki-sdelkosposobnosti-stradavshikh-shizofreniej

Судебно психиатрическая экспертиза шизофрения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here