Постановление пленума верховного суда о мошенничестве

Вся информация на в статье на тему: "Постановление пленума верховного суда о мошенничестве". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Постановление Пленума ВС РФ по делам о мошенничестве

30 ноября 2017 года принято постановление Пленума Верховного суда РФ № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Предыдущее постановление Пленума № 51 от 27 декабря 2007г. по аналогичным делам утратило силу. В новом постановлении больше внимания уделено составам мошенничества, предусмотренным ст.159.1 — 159.6 УК РФ, а также хищениям с использованием электронных платежных систем.

С текстом нового Постановления Пленума ВС РФ по делам о мошенничестве, присвоении и растрате можно ознакомиться на нашем сайте или скачать. Данный Пленум по мошенничеству продолжает действовать в 2019 году.

Источник: http://premium-dv.ru/postanovleniya-i-resheniya-vs-rf/postanovlenie-plenuma-po-moshennichestvu.html

Пленум Верховного суда обсудил «цифровые» мошенничества

Пленум ВС отправил на доработку разъяснения о том, как судам разрешать дела в сфере мошенничества с безналичными, в том числе электронными деньгами. Проект вызвал немало споров. Выступающие обсудили, можно ли приравнять безналичные деньги к наличным в уголовном смысле, как квалифицировать кражу денег с карточки или мобильного банка. Также докладчики поспорили, как правильно определить место и время совершения «цифрового» мошенничества.

Сегодня, 14 ноября, Пленум Верховного суда обсудил постановление Пленума, посвященное судебной практике по мошенничествам, присвоению и растрате. Во многом оно зиждется на одноименном документе от 27 декабря 2007 г. № 51, который сохраняет свою актуальность. Но за десять лет экономика и преступления в ее сфере во многом стали «цифровыми», что потребовало модернизировать судебные подходы, рассказала на заседании судья ВС Татьяна Хомицкая. Принципиально новые разъяснения ВС во многом вызвали разногласия, поэтому проект было решено отправить на доработку.

Из документа можно узнать, что является мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК). По словам Хомицкой, в итоге «долгих обсуждений» сошлись на том, что это «вмешательство в функционирование средств хранения, обработки и передачи информации». Таким образом, проект четко отграничивает «компьютерное» мошенничество от кражи путем ввода информации. Например, кражей, а не мошенничеством, надо считать хищение денег путем набора пин-кода от чужой карты или пользование «мобильным банком» другого человека. В такой же логике предлагают оценивать мошенничество с помощью поддельных сайтов, интернет-магазинов и электронной почты – его надо квалифицировать как «простое», а не «компьютерное».

Проект постановления Пленума исходит из того, что безналичные денежные средства (в том числе электронные) так же могут быть предметом хищения при мошенничестве, как и обычные. «Деньги, квазиденьги – это все одно», – прокомментировал Яни. По его словам, так сложилась судебная практика, и он такой подход поддерживает, в отличие от некоторых экспертов.

Мошенничество с безналичными деньгами: когда и где

У рабочей группы и докладчиков не было единого мнения, когда считать оконченным мошенничество с безналичными средствами. В проекте есть два варианта – с момента зачисления средств на счет преступника или с момента изъятия их со счета владельца. Хомицкая поддержала второй вариант: она подчеркнула, что обманутый терпит ущерб тогда, когда его лишили средств, и к тому же не всегда можно точно определить, куда ушли деньги и как ими распорядился преступник. Иногда с этим большие сложности, как показывает судебная практика.

Яни, наоборот, ратовал то, чтобы выбрать первый вариант: «Должны быть доказательства, что человек не просто «схватил» деньги, но и завладел ими». По мнению профессора, перевести деньги на свой счет злоумышленник может не сразу, а спустя некоторое время. К тому же достаточно одной ошибки в цифрах реквизитов, чтобы средства ушли не туда, отметил Яни. Такой подход оказался близок и замгенпрокурора Леониду Коржинеку. По его словам, все мошенничества считаются оконченными с момента завладения имуществом, и было бы неправильно делать исключение для одного вида.

Собравшиеся поспорили и в другом вопросе – как определить место совершения преступления с безналичными деньгами. Проект постановления содержит два варианта: место фактического нахождения виновника, когда он совершал преступные действия, либо место нахождения банка или филиала, в котором был открыт счет или велся учет денежных средств. Первый вариант посчитал «более универсальным» Коржинек. Ему возразил судья Томского облсуда Андрей Архипов. По его мнению, в некоторых случаях сложно определить место совершения преступления. Например, оно имело место в самолете (через ноутбук или мобильный телефон). Определить территориальную подсудность логичнее по адресу банка, настаивал Архипов.

Банков касаются и другие разъяснения проекта постановления. Например, действие ст. 159.1 УК «Мошенничество в сфере кредитования» было решено сузить «в итоге длительных споров», рассказал Яни. Пленум ВС планирует разъяснить, что кредиторами могут выступать только банки. «Под действие этой нормы не подпадают договоры займа между гражданами и иными юрлицами, в том числе микрофинансовыми организациями», – прокомментировала Хомицкая. Кроме того, в проекте разъясняются аспекты мошенничества не только с кредитами, но и с социальными выплатами, а также вопросы квалификации «предпринимательских» составов.

С полным текстом проекта постановления Пленума ВС «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/145829/

Как это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Современные виды мошенничества могут вызвать немало вопросов у судов, которые разбирают уголовные дела. Расплатиться чужой кредиткой в магазине – это мошенничество или кража? А если снять с нее деньги в банкомате или использовать карту вместе с похищенным конвертом с ПИН-кодом? Как выглядит мошенничество с социальными выплатами и какие дотации к ним не относятся? Какие особенности есть у хищения безналичных денег? И почему хищение денег через поддельные благотворительные сайты не относится к мошенничеству в сфере компьютерной информации? На эти и другие вопросы ответил Пленум Верховного суда в постановлении, принятом 30 ноября 2017 года.

1. Мошенничество – хищение путем обмана или злоупотребления доверием. А что такое обман и злоупотребление доверием?

Обман – это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

Злоупотребление доверием – это его использование с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. Например, человек получил кредит в банке или аванс за работы или услуги.

Читайте так же:  Другое лицо правом подписи документов

2. Когда мошенничество считается законченным?

В тот момент, когда преступник или другие люди завладели имуществом и получили реальную возможность пользоваться и распоряжаться им.

Если мошенник получил право на чужое имущество (например, убедил оформить на себя недвижимость или ценную бумагу), преступление считается оконченным с момента регистрации или другого решения уполномоченного органа.

3. Какие особенности есть у хищения безналичных денег?

Они точно такой же объект посягательства, как и наличные средства, но с некоторыми юридическими отличиями. В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Главное, что потерпевшему причинен ущерб, а куда ушли электронные деньги – неважно. К тому же часто их путь сложно отследить, как показывает судебная практика.

Место окончания преступления определяют по адресу банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет или велся учет электронных денег. Это поможет определить, к территории какого суда относится преступление.

4. Сколько есть разных видов мошенничества и зачем нужно такое разделение?

Кроме «простого» мошенничества (ч. 1–4 ст. 159 УК), есть мошенничество в предпринимательстве (ч. 5–7 ст. 159 УК), в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6). При таком условном разделении их получается семь.

Он служит для дифференциации наказания в зависимости от общественной опасности преступления. Например, за «простое» мошенничество без отягчающих обстоятельств можно получить до двух лет лишения свободы, а аналогичное мошенничество с кредитами или страховыми выплатами грозит максимум четырьмя месяцами ареста.

5. А что такое мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК)?

Это действия заемщика, который от своего лица или от лица своей фирмы сообщил банку заведомо ложные или недостоверные сведения, чтобы получить кредит и не отдавать его. Эта неверная информация должна касаться условий, на которых банк выдает кредит (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии, наличии кредиторской задолженности, предмете залога).

Чаще случается, что предприниматель или директор фирмы подают неверную отчетность, просто чтобы получить кредит или льготные условия кредитования. При этом они планируют отдавать деньги банку. Это не является мошенничеством. Но если такой обман причинил ему крупный ущерб (2,25 млн руб.), то бизнесмену или менеджеру грозит ответственность по ч. 1 ст. 176 УК («Незаконное получение кредита»).

6. Как выглядит мошенничество с социальными выплатами (ст. 159.2 УК)?

Это предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги. Например, неверной информации о личности получателя, об инвалидности, наличии детей или иждивенцев, участии в боевых действиях, невозможности устроиться на работу.

Умолчание тоже могут назвать преступлением в том случае, когда человек потерял право на выплаты (например, ему дали другую группу инвалидности), но продолжил их получать.

За приготовление к мошенничеству должны судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление.

К социальным выплатам не относятся гранты, стипендии в поддержку науки, образования и т.п., сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при их получении квалифицируют как «простое» по ст. 159 УК.

7. Что отличает мошенничество в предпринимательской деятельности (ч. 5–7 статьи 159 УК РФ)?

Здесь нарушитель – это индивидуальный предприниматель или член правления коммерческой организации, который умышленно не исполняет обязательства по предпринимательскому договору. Например, таким преступлением могут назвать привлечение денег под видом инвестиций.

Здесь обязателен прямой умысел на хищение чужого имущества, который возник у преступника до того, как он его получил. Минимальный ущерб для преступления составляет 10 000 руб.

8. Что такое мошенничество с помощью кредитных карт (ст. 159.3 УК)?

Это хищение денег с использованием поддельной или чужой платежной карты – кредитной, дебитной и т.д. Чтобы рассчитаться с ее помощью, мошенник сообщает кассиру или другому работнику, что эта карта принадлежит ему, или просто умалчивает, что карта чужая.

Если преступник расплачивается с помощью чужой карты в банкомате или использует карту совместно с похищенными ПИН-кодами или паролями – это считается кражей, а не мошенничеством.

9. Как выглядит мошенничество со страховками (ст. 159.5 УК)?

В этом случае мошенник может обманывать насчет наступления страхового случая – например, инсценирует ДТП, несчастный случай, хищение застрахованного имущества. Другой вид преступления – завышение размера страхового возмещения по наступившему случаю.

Преступником может быть страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также представитель страховщика, который вступил в сговор, или эксперт.

10. Что понимают под мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК)?

Его обязательный признак – целенаправленное вмешательство в работу программ и баз данных, которое нарушает процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации. Примером может служить вирус, собирающий данные кредитных карт, с помощью которых пользователи оплачивают покупки в интернете.

Если преступник воспользовался телефоном потерпевшего с «мобильным банком» или авторизовался в системе платежей под чужим аккаунтом, – такое получение денег считается кражей, а не мошенничеством. Если он, конечно, не вмешивался в работу компьютерных программ. К таким воздействиям не относится изменение данных о счете или движении денег.

«Простым», а не «компьютерным» является известный в Интернете вид обмана – например, поддельные сайты благотворительных организаций, интернет-магазинов.

Источник: http://pravo.ru/story/200141/

7 дел, где применили постановление Пленума ВС о мошенничестве

Оплата чужой картой – вопросы квалификации

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

Действия Дениса Килина суд сначала квалифицировал как кражу. Килин подобрал на тротуаре чужую карточку и отправился по магазинам. Вводить пин-код не требовалось, так что в итоге он успел потратить порядка 20 000 руб. За это первая инстанция приговорила подсудимого к 1,5 годам лишения свободы по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Максимальное наказание по этому составу – шесть лет лишения свободы.

Читайте так же:  Доверенность на право подписи сбербанк
Видео (кликните для воспроизведения).

С решением районного суда оказался не согласен Верховный суд Удмуртии . Он напомнил о содержании п. 7 Постановления Пленума № 48. Согласно ему, использование чужой карты надо квалифицировать как мошенничество, если человек говорил сотрудникам магазина, что это его карта, или молчал, что она чужая. Но первая инстанция не разобралась, как Килин расплачивался чужой картой, участвовали ли в этом продавцы и каким образом. Нужно было установить эти факты и определить, было ли это тайное изъятие или мошенничество, указывается в апелляционном определении № 22-528/2019 . С такими указаниями апелляция отправила дело на новое рассмотрение.

Похожую ошибку в другом деле исправил Калининградский областной суд . Там Сергей Кипайкин оплатил покупки и онлайн-игру чужой картой на 15 000 руб. Апелляция указала, что таким образом осужденный создал у продавцов впечатление, будто использует ее правомерно. Фактически он обманул их, что имеет право расплачиваться картой. Поэтому областной суд переквалифицировал действия Кипайкина с кражи на мошенничество с использованием платежных карт. В итоге тот получил 1 год и 8 месяцев лишения свободы (дело № 22-1703/2018 ).

Где будут судить за мошенничество с картами

В п. 5 постановления Пленума говорится о мошенничестве с безналичными денежными средствами. Преступление считается оконченным тогда, когда деньги были списаны со счета, а их владелец потерпел ущерб. Суды используют это разъяснение, когда определяют место совершения преступления и территориальную подсудность. Такой вопрос возник в деле В. Добровольского, который, по мнению следствия, похитил деньги с банковского счета УМВД России по Новгородской области. Дело поступило в Новгородский районный суд.

Но сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы перенести рассмотрение дела в Дорогомиловский райсуд Москвы . Адвокат указывал, что Добровольский действовал на территории Москвы и там же организовал дальнейшее движение полученных средств. Кроме того, большинство свидетелей находятся в Москве, обращала внимание защита. Первая инстанция согласилась перенести рассмотрение дела в столицу, но апелляция оказалась другого мнения.

Как напомнил Новгородский областной суд , особенность хищения «безнала» в том, что оно считается оконченным уже в момент изъятия денег. Это значит, что местом совершения мошенничества надо считать место нахождения банковского счета. В случае Добровольского – это Великий Новгород. И нет разницы, где совершены предшествующие действия и где лицо распорядилось деньгами, указала апелляция в Постановлении № 1-206-22-400/2019 .

Онлайн-переводы и компьютерные вмешательства

Похитить чужие средства можно и без карты, например, с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, обманув владельца. Это кража, но если при этом виновный незаконно не влиял на программное обеспечение серверов, компьютеров или сами сети. Это разъясняет п. 21 Постановления № 48.

Эти разъяснения не учел суд первой инстанции, который квалифицировал действия А. Ербягина п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Ербягин использовал «мобильный банк», чтобы переводить себе деньги с чужого счета. Сколько именно, из судебных актов вымарано, указано только, что «ущерб значительный». По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК Ербягин получил два года лишения свободы. Но Красноярский краевой суд счел наказание слишком суровым и объяснил это в определении № 22-993/2019 .

Апелляция решила, что осужденный совершил «простую» кражу в крупном размере, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. По ней санкции заметно меньше, чем по п. «г» ч. 3 этой же статьи. Дело в том, что Ербягин пользовался «мобильным банком», но не вмешивался в работу программ, серверов и информационно-телекоммуникационных сетей. Краевой суд убрал этот квалифицирующий признак из приговора и с учетом других смягчающих обстоятельств назначил подсудимому год исправительных работ с удержанием 10% зарплаты.

Компьютерное вмешательство имело место в другом уголовном деле, где судили продавца салона связи «Мегафон» Петра Зволя. С помощью переоформления счетов абонентов он вывел порядка 500 000 руб., принадлежавших «Мегафону». Махинации он проводил в компьютерной базе лицевых счетов. Поэтому районный суд определил преступление как «мошенничество в сфере компьютерной информации» (ч. 1 ст. 159.6 УК). При этом первая инстанция отказалась дополнительно квалифицировать действия Зволя по ч. 3 ст. 272 УК («Неправомерный доступ к компьютерной информации с использованием служебного положения»). Районный суд объяснил свое решение тем, что Зволь использовал доступ к базе данных для реализации преступного намерения завладеть деньгами «Мегафона». То есть эти действия и так входили в состав мошенничества.

Первую инстанцию поправил Самарский областной суд со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума № 48. Там содержатся правила квалификации мошеннических действий, которые сопряжены с «неправомерным доступом к компьютерной информации или использованием вредоносных компьютерных программ». Это не только ст. 159 УК «Мошенничество», но и одна из трех специальных статей в зависимости от обстоятельств преступления: ст. 272 («Неправомерный доступ к служебной информации»), 273 («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ») или 274 УК («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»). Апелляция сочла, что здесь требуется дополнительная квалификация. Все-таки продавец «Мегафона» неправомерно занимался модификацией охраняемой законом информации, за что предусмотрена ответственность ст. 272 УК, говорится в определении № 22-6541 . В итоге дело направилось на пересмотр.

Хищение с подделкой: как квалифицировать

Если мошенник использовал подделки официальных документов, то преступление надо дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК, указывается в п. 7 постановления Пленума. По этому пункту наказание за «подделку официального документа, который предоставляет права или освобождает от обязанностей», предусматривает, в частности, принудительные работы или лишение свободы на срок до двух лет. Это в два раза меньше, чем санкция по ч. 2 этой статьи за «те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

Первая инстанция не учла разъяснения ВС, когда оценивала действия Гуляйлы Омахановой в одном из уголовных дел. Директора ООО «Центр моды и дизайна» осудили за махинации при выкупе муниципального помещения у Махачкалы. С помощью поддельных документов директор хотела «сбить» цену на 1 млн руб. Она предъявила отчеты, которые подтверждали ремонт на эту сумму, хотя на самом деле никаких работ не проводилось, а подписи на бумагах оказались подделаны.

За это Омаханова получила 3,5 года условно (по совокупности за покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и «подделку с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» (ч. 2 ст. 327 УК). Верховный суд Республики Дагестан в целом поддержал приговор районного суда, но поменял квалификацию подделки на ч. 1 ст. 327 УК в соответствии с указаниями Пленума Верховного суда РФ. Это отразилось на итоге дела. Поскольку «дополнительное» преступление небольшой тяжести, то по нему уже успел закончиться двухлетний срок привлечения к ответственности. Поэтому ВС Дагестана освободил Омаханову от ответственности. В апелляционном определении № 22-572 остались только 3 года условно за покушение на мошенничество.

Читайте так же:  Конституция моральный вред

Должностное преступление без должности

Чем отличается мошенничество с использованием служебных полномочий, разъясняет п. 29 Постановления Пленума № 51. В частности, его может совершить лицо, которое использует во вред свои «служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции».

Для правильной квалификации преступления их необходимо четко определить, напомнил Оренбургский облсуд в уголовном деле Игоря Перепелкина. По итогам такого пересмотра подсудимому удалось добиться смягчения наказания.

Районный суд приговорил его к 2,5 годам в колонии общего режима и штрафам в общей сумме на 750 000 руб. Перепелкина признали виновным в уклонении от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). Как установило следствие, фактический руководитель ООО оформлял фиктивные поставки и пытался возместить из бюджета более 3 млн руб. НДС. Первая инстанция решила, что Перепелкин совершил мошенничество с использованием служебного положения, потому что он распорядился учредить эту фирму и фактически управлял ею (бизнес был оформлен на родственницу лишь номинально).

Иного мнения оказался Оренбургский областной суд . Он применил более формальный подход. По документам осужденный в компании никто и никаких полномочий не имеет. «Суд не указал в приговоре, какими служебными полномочиями был наделен Перепелкин и какие он использовал при совершении преступления», – излагается в определении № 22-680/2019 . Придя к таким выводам, апелляция уменьшила штраф на 250 000 руб.


Источник: http://adv-simfi.ru/7-del-gde-primenili-postanovlenie-plenuma-vs-o-moshennichestve.html

Семь дел, где применили постановление Пленума ВС о мошенничестве

Оплата чужой картой – вопросы квалификации

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

Действия Дениса Килина суд сначала квалифицировал как кражу. Килин подобрал на тротуаре чужую карточку и отправился по магазинам. Вводить пин-код не требовалось, так что в итоге он успел потратить порядка 20 000 руб. За это первая инстанция приговорила подсудимого к 1,5 годам лишения свободы по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Максимальное наказание по этому составу – шесть лет лишения свободы.

С решением районного суда оказался не согласен Верховный суд Удмуртии. Он напомнил о содержании п. 7 Постановления Пленума № 48. Согласно ему, использование чужой карты надо квалифицировать как мошенничество, если человек говорил сотрудникам магазина, что это его карта, или молчал, что она чужая. Но первая инстанция не разобралась, как Килин расплачивался чужой картой, участвовали ли в этом продавцы и каким образом. Нужно было установить эти факты и определить, было ли это тайное изъятие или мошенничество, указывается в апелляционном определении № 22-528/2019. С такими указаниями апелляция отправила дело на новое рассмотрение.

Похожую ошибку в другом деле исправил Калининградский областной суд. Там Сергей Кипайкин оплатил покупки и онлайн-игру чужой картой на 15 000 руб. Апелляция указала, что таким образом осужденный создал у продавцов впечатление, будто использует ее правомерно. Фактически он обманул их, что имеет право расплачиваться картой. Поэтому областной суд переквалифицировал действия Кипайкина с кражи на мошенничество с использованием платежных карт. В итоге тот получил 1 год и 8 месяцев лишения свободы (дело № 22-1703/2018).

Где будут судить за мошенничество с картами

В п. 5 постановления Пленума говорится о мошенничестве с безналичными денежными средствами. Преступление считается оконченным тогда, когда деньги были списаны со счета, а их владелец потерпел ущерб. Суды используют это разъяснение, когда определяют место совершения преступления и территориальную подсудность. Такой вопрос возник в деле В. Добровольского, который, по мнению следствия, похитил деньги с банковского счета УМВД России по Новгородской области. Дело поступило в Новгородский районный суд.

Но сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы перенести рассмотрение дела в Дорогомиловский райсуд Москвы. Адвокат указывал, что Добровольский действовал на территории Москвы и там же организовал дальнейшее движение полученных средств. Кроме того, большинство свидетелей находятся в Москве, обращала внимание защита. Первая инстанция согласилась перенести рассмотрение дела в столицу, но апелляция оказалась другого мнения.

Как напомнил Новгородский областной суд, особенность хищения «безнала» в том, что оно считается оконченным уже в момент изъятия денег. Это значит, что местом совершения мошенничества надо считать место нахождения банковского счета. В случае Добровольского – это Великий Новгород. И нет разницы, где совершены предшествующие действия и где лицо распорядилось деньгами, указала апелляция в Постановлении № 1-206-22-400/2019.

Онлайн-переводы и компьютерные вмешательства

Похитить чужие средства можно и без карты, например, с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, обманув владельца. Это кража, но если при этом виновный незаконно не влиял на программное обеспечение серверов, компьютеров или сами сети. Это разъясняет п. 21 Постановления № 48.

Эти разъяснения не учел суд первой инстанции, который квалифицировал действия А. Ербягина п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Ербягин использовал «мобильный банк», чтобы переводить себе деньги с чужого счета. Сколько именно, из судебных актов вымарано, указано только, что «ущерб значительный». По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК Ербягин получил два года лишения свободы. Но Красноярский краевой суд счел наказание слишком суровым и объяснил это в определении № 22-993/2019.

Апелляция решила, что осужденный совершил «простую» кражу в крупном размере, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. По ней санкции заметно меньше, чем по п. «г» ч. 3 этой же статьи. Дело в том, что Ербягин пользовался «мобильным банком», но не вмешивался в работу программ, серверов и информационно-телекоммуникационных сетей. Краевой суд убрал этот квалифицирующий признак из приговора и с учетом других смягчающих обстоятельств назначил подсудимому год исправительных работ с удержанием 10% зарплаты.

Читайте так же:  Персональные данные извлечение

Компьютерное вмешательство имело место в другом уголовном деле, где судили продавца салона связи «Мегафон» Петра Зволя. С помощью переоформления счетов абонентов он вывел порядка 500 000 руб., принадлежавших «Мегафону». Махинации он проводил в компьютерной базе лицевых счетов. Поэтому районный суд определил преступление как «мошенничество в сфере компьютерной информации» (ч. 1 ст. 159.6 УК). При этом первая инстанция отказалась дополнительно квалифицировать действия Зволя по ч. 3 ст. 272 УК («Неправомерный доступ к компьютерной информации с использованием служебного положения»). Районный суд объяснил свое решение тем, что Зволь использовал доступ к базе данных для реализации преступного намерения завладеть деньгами «Мегафона». То есть эти действия и так входили в состав мошенничества.

Первую инстанцию поправил Самарский областной суд со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума № 48. Там содержатся правила квалификации мошеннических действий, которые сопряжены с «неправомерным доступом к компьютерной информации или использованием вредоносных компьютерных программ». Это не только ст. 159 УК «Мошенничество», но и одна из трех специальных статей в зависимости от обстоятельств преступления: ст. 272 («Неправомерный доступ к служебной информации»), 273 («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ») или 274 УК («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»). Апелляция сочла, что здесь требуется дополнительная квалификация. Все-таки продавец «Мегафона» неправомерно занимался модификацией охраняемой законом информации, за что предусмотрена ответственность ст. 272 УК, говорится в определении № 22-6541. В итоге дело направилось на пересмотр.

Хищение с подделкой: как квалифицировать

Если мошенник использовал подделки официальных документов, то преступление надо дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК, указывается в п. 7 постановления Пленума. По этому пункту наказание за «подделку официального документа, который предоставляет права или освобождает от обязанностей», предусматривает, в частности, принудительные работы или лишение свободы на срок до двух лет. Это в два раза меньше, чем санкция по ч. 2 этой статьи за «те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

Первая инстанция не учла разъяснения ВС, когда оценивала действия Гуляйлы Омахановой в одном из уголовных дел. Директора ООО «Центр моды и дизайна» осудили за махинации при выкупе муниципального помещения у Махачкалы. С помощью поддельных документов директор хотела «сбить» цену на 1 млн руб. Она предъявила отчеты, которые подтверждали ремонт на эту сумму, хотя на самом деле никаких работ не проводилось, а подписи на бумагах оказались подделаны.

За это Омаханова получила 3,5 года условно (по совокупности за покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и «подделку с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» (ч. 2 ст. 327 УК). Верховный суд Республики Дагестан в целом поддержал приговор районного суда, но поменял квалификацию подделки на ч. 1 ст. 327 УК в соответствии с указаниями Пленума Верховного суда РФ. Это отразилось на итоге дела. Поскольку «дополнительное» преступление небольшой тяжести, то по нему уже успел закончиться двухлетний срок привлечения к ответственности. Поэтому ВС Дагестана освободил Омаханову от ответственности. В апелляционном определении № 22-572 остались только 3 года условно за покушение на мошенничество.

Должностное преступление без должности

Чем отличается мошенничество с использованием служебных полномочий, разъясняет п. 29 Постановления Пленума № 51. В частности, его может совершить лицо, которое использует во вред свои «служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции».

Для правильной квалификации преступления их необходимо четко определить, напомнил Оренбургский облсуд в уголовном деле Игоря Перепелкина. По итогам такого пересмотра подсудимому удалось добиться смягчения наказания.

Районный суд приговорил его к 2,5 годам в колонии общего режима и штрафам в общей сумме на 750 000 руб. Перепелкина признали виновным в уклонении от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). Как установило следствие, фактический руководитель ООО оформлял фиктивные поставки и пытался возместить из бюджета более 3 млн руб. НДС. Первая инстанция решила, что Перепелкин совершил мошенничество с использованием служебного положения, потому что он распорядился учредить эту фирму и фактически управлял ею (бизнес был оформлен на родственницу лишь номинально).

Иного мнения оказался Оренбургский областной суд. Он применил более формальный подход. По документам осужденный в компании никто и никаких полномочий не имеет. «Суд не указал в приговоре, какими служебными полномочиями был наделен Перепелкин и какие он использовал при совершении преступления», – излагается в определении № 22-680/2019. Придя к таким выводам, апелляция уменьшила штраф на 250 000 руб.

Источник: http://pravo.ru/story/211364/

Верховный Суд РФ разъяснил порядок применения положений УК РФ о мошенничестве

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48

Пленум Верховного Суда РФ утвердил Постановление от 30.11.2017 N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 N 51 признано утратившим силу.

В частности, в новом Постановлении ВС РФ обращает внимание на следующее.

1. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него (п. 4 Постановления).

2. Если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений пункта 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст. 128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб (п. 5 Постановления).

3. Неправомерное завладение денежными средствами, иным чужим имуществом или приобретение права на него путем предъявления (представления) чужих личных или иных официальных документов (например, паспорта, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка) в зависимости от непосредственного объекта посягательства и иных обстоятельств дела квалифицируется как мошенничество соответственно по статьям 158.1, 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 УК РФ.

Читайте так же:  Заявление о восстановлении дела в суде

Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по ч. 1 ст. 325 УК РФ (когда похищен официальный документ) либо по ч. 2 этой статьи (когда похищен паспорт или другой важный личный документ) (п. 8 Постановления).

4. Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (части 1, 2, 3 или 4 ст.159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6 или 7 ст. 159 УК РФ), и дополнительной квалификации по ст. 172.2 либо 200.3 УК РФ не требует (п. 12 Постановления).

5. Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога) (п. 13 Постановления).

6. В случаях когда в целях хищения денежных средств лицо, например, выдавало себя за другое, представив при оформлении кредита чужой паспорт, либо действовало по подложным документам от имени несуществующего физического или юридического лица, либо использовало для получения кредита иных лиц, не осведомленных о его преступных намерениях, основание для квалификации содеянного по ст. 159.1 УК РФ отсутствует, ответственность виновного наступает по ст. 159 УК РФ.

Если индивидуальный предприниматель либо руководитель организации представил кредитору заведомо ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации не с целью хищения денежных средств, а с целью получения кредита либо льготных условий кредитования, намереваясь при этом исполнить договорные обязательства, то такие действия не образуют состава мошенничества в сфере кредитования. Указанные действия этих лиц, причинившие крупный ущерб кредитору, квалифицируются по ч. 1 ст. 176 УК РФ (п. 14 Постановления).

7. Обман как способ совершения мошенничества при получении выплат, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ, выражается в представлении в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать решения о получении выплат, заведомо ложных и (или) недостоверных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых согласно закону или иному нормативному правовому акту является условием для получения соответствующих выплат в виде денежных средств или иного имущества (в частности, о личности получателя, об инвалидности, о наличии детей, наличии иждивенцев, об участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ, может быть лицо, как не имеющее соответствующего права на получение социальных выплат, так и обладающее таким правом (например, в случае введения в заблуждение относительно фактов, влияющих на размер выплат) (п. 16 Постановления).

8. Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать как кражу.

В случаях когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража (п. 17 Постановления).

9. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 159.5 УК РФ, судам следует иметь в виду, что мошенничество в сфере страхования совершается путем обмана относительно наступления страхового случая (например, представление заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, подтверждающих наступление страхового случая, инсценировка дорожно-транспортного происшествия, несчастного случая, хищения застрахованного имущества) либо относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате (представление ложных сведений с завышенным расчетом размера ущерба по имевшему место в действительности страховому случаю).

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159.5 УК РФ, может быть признано лицо, выполнившее объективную сторону данного преступления (например, страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, вступившие в сговор с выгодоприобретателем представитель страховщика, эксперт).

10. Мошенничество в сфере компьютерной информации, совершенное посредством неправомерного доступа к компьютерной информации или посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, требует дополнительной квалификации по статье 272, 273 или 274.1 УК РФ (п. 20 Постановления).

11. В тех случаях, когда хищение совершается путем использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к услуге «мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и т.п.), такие действия подлежат квалификации как кража, если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. При этом изменение данных о состоянии банковского счета и (или) о движении денежных средств, происшедшее в результате использования виновным учетных данных потерпевшего, не может признаваться таким воздействием.

Если хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество осуществляется путем распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет» (например, создание поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использование электронной почты), то такое мошенничество следует квалифицировать по статье 159, а не 159.6 УК РФ (п. 21 Постановления).
12. Если стоимость имущества, похищенного путем мошенничества (за исключением части 5 статьи 159 УК РФ), присвоения или растраты, составляет не более двух тысяч пятисот рублей, а виновный является лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей, и в его действиях отсутствуют признаки преступлений, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159, частями 2, 3 и 4 статьи 159.1, частями 2, 3 и 4 статьи 159.2, частями 2, 3 и 4 статьи 159.3, частями 2, 3 и 4 статьи 159.5, частями 2, 3 и 4 статьи 159.6, частями 2 и 3 статьи 160 УК РФ, то содеянное подлежит квалификации по статье 158.1 УК РФ (п. 30 Постановления).

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.elcode.ru/service/news/obzory-zakonodatelstva-dlya-sudey/verhovnyy-sud-rf-rasyasnil-poryadok-primeneniya-po

Постановление пленума верховного суда о мошенничестве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here