Постановление пленума верховного суда источник права

Вся информация на в статье на тему: "Постановление пленума верховного суда источник права". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Постановление пленума верховного суда источник права

Контактная информация

Адрес редакции

109028 Москва, Большой Трёхсвятительский пер., 3, офис 113

Тел.: (985) 220-99-87

Адрес издателя и распространителя

Фактический: 115230, Москва, Варшавское шоссе, 44а, офис 201, Издательский дом ВШЭ.

Почтовый: 101990, Москва, ул. Мясницкая, 20

Источник: http://www.hse.ru/mag/pravo/2019—2/290236926.html

Решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ как источники права. Нормативные основы и границы судебного правотворчества

Учение о судебном прецеденте как источнике права в современной юридической науке

Судебный прецедент (от лат. praecedentis – предшествующий) – это решение суда по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы.

В основе применения прецедентов лежит принцип, согласно которому сходные дела разрешаются сходным образом – stare decisic (решить так, как было решено ранее). Используя данный принцип, теория и практика исходят из того, что раз состоявшееся судебное решение, устанавливающее какое-либо правовое положение или толкующее какие-либо противоречивые законы, дающее ответы на вопросы, не предусмотренные законом, становится образцом, которому затем следуют другие судьи при сходных фактических обстоятельствах.

Прецедент может иметь как обязательное, так и убеждающее значение, что соответствует представлениям правовой теории стран англо-американской правовой семьи, подразделяющей источники права на источники, имеющие принудительную или обязательную силу, с одной стороны, и источники, имеющие убеждающее значение, – с другой [1] .

Прецедентное право возлагает на судей обязанность при разрешении дела рассмотреть правила и принципы, изложенные как в обязательных, так и в убеждающих прецедентах.

Обязательность прецедента предопределена тем местом, которое занимает суд, вынесший решение, в иерархии судебной системы. Принцип прецедента действует «по вертикали». Любой суд обязан следовать прецеденту вышестоящего суда, а также связан своими собственными прецедентами и решениями судов равной юрисдикции.

Прецедент как правовой источник предполагает выделение в судебном решении ratio desidendi (сущность решения), применяемую к правовым вопросам, возникающим в связи с установленными судом фактами, правоположение, на котором основано решение.

Отход отечественной науки от позитивистского правопонимания в настоящее время связан с процессом формирования права, основанного на конституции и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 1, 4 ст. 15 Конституции РФ). Проводимые в нашей стране преобразования направлены на создание такого правового государства, в котором судебная власть была бы самостоятельной и независимой от других властей (ст. 10 Конституции РФ). Это не случайно: в Конституции РФ провозглашается, что права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием (ст. 18), каждому гарантируется судебная защита его прав (ст. 46). Суд должен стать реальным противовесом законодательной и исполнительной ветвям власти, и значительным шагом на пути к этому явилось создание Конституционного Суда РФ. С нашей точки зрения, все это требует от современной науки пересмотра отношения к юридической природе судебных решений.

Между тем вопрос о роли судов в формировании права является в настоящее время одним из наиболее дискуссионных.

Правовая система каждого государства является динамичной, с течением времени она постоянно изменяется, приобретая новые черты и сущностные свойства. В подтверждение сказанному сошлемся на факт наличия тенденции к интеграции двух правовых систем: англосаксонской и континентальной, и, как следствие этого, на повышение роли судебной практики в правотворческом процессе тех государств, которых традиционно относят к странам с континентальной системой права.

Современная юриспруденция преодолевает упрощенное и одностороннее понимание советской наукой сущности принципа разделения властей как «прозаического, делового разделения труда». Очевидно, что правильнее было бы говорить не о простом разграничении компетенции между органами государства, а о самостоятельных ветвях власти, каждая из которых должна быть наделена всеми функциями, необходимыми для выполнения возложенных на нее задач в законотворческой, исполнительной или судебной сфере соответственно.

Законотворческая деятельность парламента не исключает судебного правотворчества, так же как и издание органами исполнительной власти подзаконных нормативных правовых актов, необходимых для претворения законов в жизнь. Не исключается и функция контроля над законотворческим процессом в форме вето, которое имеет право налагать на принятые федеральные законы Президент РФ (ст. 107 Конституции РФ). Аналогичным образом осуществление судами правотворческих функций необходимо для предотвращения злоупотребления властью законодателем, для защиты граждан от действия законов, противоречащих нормам Конституции РФ, основным правам и свободам человека.

Судебное правотворчество обусловлено объективными свойствами любого закона. Законодательство не может представлять собой замкнутую систему; оно пробельно, противоречиво, поэтому суду нередко приходится формулировать те нормы, которых нет в системе позитивного права. Однако они не устанавливаются произвольно; прерогатива суда – восполнение пробелов и устранение противоречий в законодательстве на основе действующего права. В силу этого суд создает новую норму либо на основе аналогии с другой нормой закона, призванной регулировать сходные по значению и характеру общественные отношения (аналогия закона), либо выводя из общих принципов права в целом или отдельной отрасли (аналогия права).

Современная отечественная наука должна изменить свой взгляд на систему источников права как на однопорядковые явления. Основываясь на правовом опыте других стран, наряду с первичными источниками права необходимо выделять и «производные», призванные развивать и уточнять первые. Очевидно, что судебная практика создает правовые нормы второго рода. Их наличие косвенно признал сам законодатель, который обязал Конституционный Суд РФ принимать решения о конституционности закона исходя не только из оценки буквального смысла рассматриваемого акта, но и из смысла, придаваемого ему сложившейся правоприменительной практикой (ч. 2 ст. 74 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Источник: http://studme.org/68163/pravo/resheniya_konstitutsionnogo_suda_postanovleniya_plenuma_verhovnogo_suda_istochniki_prava_normativnye_osno

Роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в применении уголовного закона

Верховный Суд РФ, являясь высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Такие разъяснения находят свое выражение в постановлениях Пленума.

Читайте так же:  Госпошлина за исковое заявление в районный суд


Постановление Пленума Верховного Суда — один из видов судебных решений, которое является комплексным, основывается на совокупности казуальных судебных решений. В постановлениях Пленума, как правило, обобщаются толкования, высказанные в судебных решениях по конкретным делам.

Данные разъяснения представляют собой обнародованные официальные позиции высших судебных инстанций по вопросам судебной практики и направлены на единообразное и правильное применение судами. федерального законодательства.

Многие положения, которые были выработаны в казуальных решениях Верховного Суда, впоследствии находили отражение в постановлениях Пленума и наоборот. Этот процесс идет непрерывно. Например, в связи с принятием УК РФ 1996 г. на практике возникли трудности, связанные с назначением уголовного наказания. Пленум Верховного Суда РФ, обобщив и проанализировав судебную практику по конкретным делам, принял Постановление от 11 июня 1999 г. N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»

Задача заключается в том, чтобы не допускать принятия положений, которые бы изменяли закон или противоречили ему.

В целях единообразного применения уголовного закона постановления Пленума подлежат официальному опубликованию.

В ст. 126 Конституции РФ наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ закрепляется его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Наделение Верховного Суда правом осуществлять надзор за деятельностью нижестоящих судов служит серьезной гарантией того, что последние не будут игнорировать устоявшиеся образцы правильного толкования закона.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ позволяют настолько конкретизировать нормы УК РФ, что их содержание становится максимально приближенным к практике.

Так, на практике и в теории возникает вопрос о том, может ли глумление над трупом, расчленение трупа рассматриваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. На этот вопрос отвечает Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», в п. 8 которого говорится, что глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по ст. 105 и ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

В постановлениях Пленума также разъясняются понятия, лишь обозначенные в законе.

В частности, ст. 228 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, не раскрывая этих понятий. Верховный Суд РФ в своем Постановлении от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» указал, что следует понимать под изготовлением, приобретением, хранением и т.д.

Применительно к экологическим преступлениям УК РФ не раскрывает понятия «причинение вреда здоровью», «иные тяжкие последствия», «незаконная порубка», «незаконная охота» и т.д. Это делает Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения». В частности, Пленум указал, что причинение вреда здоровью человека (ст. ст. 246, 247, 248, 250, 251, 252, 254 УК РФ) выражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспособности, причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда одному или нескольким лицам .

Нередко постановления Пленума выполняют также функцию восполнения пробелов в праве.

Как известно, пробельность современного российского законодательства влечет за собой разнобой в применении правовых норм судами. Например, закон упоминает о таком понятии, как «лицо, ранее отбывавшее лишение свободы», не раскрывая его. В связи с этим на практике у правоприменительных органов возникают трудности. Помощь в уяснении данного понятия с целью единообразного применения закона оказал Пленум Верховного Суда РФ, который в своем Постановлении от 12 ноября 2001 г. N 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» дал толкование понятия «лица, ранее отбывавшего лишение свободы». Пленум разъяснил, что ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, лечебно-профилактическом учреждении (статья 74 УИК РФ) либо в следственном изоляторе для производства следственных действий, участия в судебном разбирательстве или в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию (статьи 77, 77.1 и 77.2 УИК РФ), если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.

Полагаем, что постановления Пленума Верховного Суда РФ являются дополнительным источником уголовного права, особенность которого состоит в том, что он не может устанавливать, изменять или отменять уголовно-правовые запреты. Предназначение постановлений сводится к даче разъяснений по применению уголовного закона в точном соответствии с его буквой и духом.

Дата добавления: 2015-11-23 ; просмотров: 4121 | Нарушение авторских прав

Источник: http://lektsii.org/4-36228.html

Постановления и разъяснения Пленума Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ в системе источников информационного права

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

А.А. ЗАЙЦЕВА,

заведующая учебно-методическим кабинетом ДВЮИ Тихоокеанского государственного университета (Хабаровск)

Судебный прецедент как источник права упоминается еще в древнеримской юридической литературе: «Ибо наш император Север предписал, что в случае сомнений, возникающих из законов, обычай или авторитет дел, постоянно решаемых судами сходным образом, должен иметь силу закона»[1]. При этом практика принятия судебных решений аналогично предшествующим решениям по сходным делам в те времена была достаточно широко распространена, а нормативность предыдущего решения всецело зависела от юридической компетентности и, естественно, авторитетности суда. Уровень судебной инстанции, способной вынести решение с юридической силой прецедента, обычно детально не рассматривался. По-видимому, это были суды одного и того же юрисдикционного ранга, что в определенной степени вытекает из следующего древнего утверждения: «поскольку по сходным по составу делам могут выноситься различные решения, чтобы извлечь пользу из судебных решений, мы сопоставляем судью с судьей, эпоху с эпохой, число решений за и против»[2].

Широкое применение судебный прецедент получил в Англии, США, Канаде и других государствах англосаксонской системы права, где он рассматривался в качестве решений судов, приобретающих значение «образца» для последующих решений и тем самым устанавливающих нормы права[3].

Читайте так же:  Срок на апелляционное обжалование решения арбитражного суда

Так, несмотря на то, что в содержании конкретного закона, который традиционно имеет наиболее общий характер, охватывает своими нормами в максимально концентрированном виде и абстрактной форме важнейшие общественные отношения, его разработчиками часто могут быть непреднамеренно или умышленно допущены пробелы, противоречия, двусмысленность и др. В условиях закономерного многообразия сфер и видов человеческой деятельности некоторые из возникающих в конкретных жизненных ситуациях отношения иногда не подпадают под действие норм таких законов, хотя нуждаются в безотлагательном правовом упорядочении.

Указанные отношения становятся предметом рассмотрения суда, который, не имея оснований для отказа в исследовании данных отношений по мотивам неполноты или неясности закона, вынужден прибегать к нормотворчеству и пополнять источники права.

Как отмечено А.Б. Венгеровым, если суд в целом не находит правовой нормы для решения соответствующего спора, он оказывается перед выбором: либо вообще отказаться от рассмотрения спора, либо, исходя из общих принципов соответствующей правовой системы, установить новую норму (правило) поведения, либо так истолковать сходную действующую норму, чтобы распространить эту норму на конкретный спор, положить ее в основу своего решения, приговора[4].

Однако в подобной ситуации суд не имеет права отказаться от рассмотрения спора, так как в законе закреплена обязанность суда вынести решение и дать ответ по любому возникшему на практике вопросу, не дожидаясь, пока законодатель примет необходимые законы, тем самым устранит пробелы в праве и противоречия. Суд не может освободиться от вынесения решения по существу, сославшись на неполноту, неясность и (или) противоречивость закона. Отказ суда от вынесения решения по указанным обстоятельствам, расценивается как отказ в правосудии. Например, данная позиция закреплена в ст. 6 Гражданского кодекса РФ, содержащей положение, что в случаях, когда «отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон, отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)», а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла гражданского законодательства. Аналогичная норма содержится в ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ, в Семейном кодексе РФ, в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, в Уголовном кодексе РФ.

В случае рассмотрения судом дела с установлением предписаний общего характера, имеющих значение обязательного правила для такого решения однотипных дел другими судами, имеет место судебный прецедент. При этом обязательным для других судов, по мнению некоторых правоведов, является не все решение или приговор, а только «сердцевина» дела, суть правовой позиции судьи, на основе которой выносится решение[5] или приговор. Закономерное улучшение процессов правотворчества уменьшает пробелы правового регулирования общественных отношений, способствуя в конечном счете сужению сферы прецедентной деятельности судов.

Известно, что в юридической науке и практике советского периода отношение к судебному прецеденту в его понимании в качестве источника права было неоднозначным. При признании неприемлемости в целом анализируемого явления для существовавшей в те времена специфической, социалистической системы права, судебный прецедент, тем не менее, довольно часто исследовался в научно-познавательном плане.

Российская правовая система не признает ни судебный, ни административный прецедент в качестве источника права. Судебная и административная практика рассматриваются с позиции применения права, толкования или разъяснения правоприменительной судебной практики[6].

Между тем, в истории советской теории права и отдельных отраслевых дисциплинах однозначного ответа на вопрос: является ли судебная практика источником нормотворчества, а судебный прецедент- источником права, не было. Высказывались различные точки зрения: судебная практика — источник права в полном объеме, включая деятельность нижестоящих судов; судебная практика является источником права только в части нахождения себя в разъяснениях пленумов высших судов; судебная практика вообще не является источником права.

Анализ судебной практики и юридической литературы позволяет сделать вывод о том, что только руководящие разъяснения пленумов высших судов Российской Федерации представляют собой судебную практику и, как следствие, являются источником права.

Еще П.Е. Орловский указывал, что не составляют судебной практики решения и определения судов по конкретным делам, взятым в отдельности. Только тогда, когда за несколько лет по определенной категории дел имеется более или менее установившееся положение, можно говорить о судебном практике[7].

Постановления высших судов Российской Федерации приобретают характер источников права, так как они обеспечивают единообразное применение закона, обладают общеобязательным характером, т. е. обязательны для нижестоящих судов. Решения нижестоящих судов касаются дел, которые имеют частную значимость, поэтому источниками права они являться не будут.

Правовой институт аналогии права и аналогии закона является своего рода нормативом для нижестоящих судов посредством применения судебного прецедента.

Нельзя не согласиться с мнением Р.З. Лившица о том, что «государственная власть осуществляется тремя основными ветвями: законодательством, управлением, правосудием. Средством осуществления власти служат, прежде всего, правовые нормы, поэтому основными видами правовых норм следует считать акты законодательства, управления и правосудия»[8]. Акты правосудия имеют форму постановлений высших судов Российской Федерации.

В России судебный прецедент официально не признается источником права, однако, на практике он имеет место быть и играет важную роль.

Как верно заметил Е.И. Спектор, судебный прецедент представляет собой более гибкий механизм преодоления пробелов в законодательстве. При наличии пробелов в праве, его отставании от жизни высшие судебные органы фактически издают нормы, вносящие изменения и дополнения в действующую систему нормативного регулирования общественных отношений. При этом судебный прецедент следует рассматривать в двух плоскостях: 1) судебный прецедент создает правоположение, которое отсутствует в нормативном акте и тем самым преодолевает пробелы в законодательстве; 2) судебный прецедент дает разъяснения и толкование нормативно-правового акта[9].

В качестве фактических оснований применения судебных прецедентов способны выступать конкретные жизненные обстоятельства в виде событий и(или) действий. События означают процессы и явления реальной действительности, не зависящие от воли человека: изменение времени года, течение времени, рождение, протекание жизни, старение и смерть человека, животных, растений, стихийные бедствия, возникновение, передача и получение генетической, геологической, космической, иной естественной информации и др. Действия представляют собой волевые поведенческие акты людей.

Однако указанные события и действия могут быть не предусмотрены в конкретных нормах, институтах и даже отраслях права, например, в формирующихся нормативных отраслевых образованиях. При наступлении не предусмотренных правом событий и действий возможны случаи возникновения и существования общественных отношений, хотя и не подпадающих под какие-либо нормы действующего законодательства, но имеющих важное или судьбоносное значение для индивида, человеческих групп, коллективов, иных сообществ, общества и государства. В таких случаях суды вынуждены принимать решения, руководствуясь общими принципами и положениями законов или в целом права по указанным событиям либо действиям, и эти решения способны выступать в качестве судебных прецедентов для решения однородных или однотипных дел другими судами.

Читайте так же:  Судебные решения исковые заявления
Видео (кликните для воспроизведения).

Поскольку информационное право России является только формирующейся отраслью и многие возникающие или существующие общественные отношения информационной сферы еще не урегулированы правовыми предписаниями информационного характера либо непосредственно нормами об информации, в данной сфере объективно возможны и даже необходимы судебные прецеденты.

Разъяснения и постановления Пленума Верховного суда РФ или Высшего арбитражного суда РФ по вопросам обобщения судебной практики оказывают влияние на решение арбитражных судов и судов общей юрисдикции, обуславливая определенные правовые последствия для участвующих в деле лиц. По мнению автора, разъяснения и постановления Пленума Верховного суда РФ или Высшего арбитражного суда РФ по вопросам обобщения судебной практики по делам, связанным с рассмотрением дел, касающихся вопросов информационной сферы, можно рассматривать в качестве своеобразных прецедентов, источников информационного права.

1 Цит. по: Дождев Д.В. Римское право: Учеб. для вузов / Под ред. В.С. Нерсесянца. — М.: НОРМА—ИНФРА-М, 1996. — С. 103.

2 Там же. — С. 104.

3 Мицкевич А.В. Формы выражения или источники права // Общая теория государства и права. Академический курс: В 3-х т. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Отв. ред. М.Н. Марченко. — М.: Зерцало-М, 2002. Т. 2. С. 231.

4 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. для юрид. вузов. — М.: Новый Юрист, 1998. С. 416—417.

5 Пучков О.А. Формы (источники) права // Теория государства и права: Учеб. для юрид. вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. — М.: НОРМА—ИНФРА-М, 1998. С. 288.

6 Лапина М.А. Информационное право: Учебн. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004. С. 40.

7 Орловский П.Е. Значение судебной практики в развитии советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. № 8—9. С. 96.

8 Лившиц Р.З. Современная теория права. Краткий очерк. — М., 1992. С. 46.

9 Спктор Е.И. Судебный прецедент как итточник права. // Журнал российского права. 2003. № 5.

Источник: http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D1%8A%D1%8F%D1%81%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%9F%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%83%D0%BC%D0%B0-%D0%92%D0%B5%D1%80%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0-%D0%A0%D0%A4-%D0%B8-%D0%92%D1%8B%D1%81%D1%88%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%B0%D1%80%D0%B1%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0-%D0%A0%D0%A4-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B5-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B0

—>Ч95 226-Ч5-Ч6 консультации: стройка, земля, суд. —>

—> —> —> —> —> [email protected]

—> —>

—> —> [email protected]

—> —>Вход на сайт —>

—>

Видео (кликните для воспроизведения).

—> —> [email protected]

Прецедент судебный

СУДЕБНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ

ПЛЕНУМЫ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ИСТОЧНИК ПРАВА

Все проходят мимо объемного и обобщенного источника судебной практики, не читают и не вникают в толкование Пленумов Верховного Суда РФ.
– Являются ли разъяснения Пленума источником права и каким именно?
– Какова роль разъяснений в постановлениях Пленума Верховного суда и его значение для практики в судах?

Сразу по существу…
Из текста ст.126 Конституции РФ видно, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие надзорные полномочия. « осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.»

Прецеде́нт (от лат. praecedens — предшествующий) — случай или событие, имевшее место в прошлом, и служащее примером или основанием для аналогичных действий в настоящем.

Через разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, преследует основную цель надзирающего судебного органа «обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права», а не только обращать внимание судов на необходимость правильного толкования законов.

Содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения о судебной практике обязательны для судов (в т.ч. апелляционной инстанции), т.к. они основаны на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Не возникает сомнения – была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики.

Труд ВС РФ труден.

До принятия Пленумом постановлений по конкретной категории дел изучаются данные судебной статистики и проводится сбор материалов в Верховном Суде РФ и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ.
Заранее запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов.

Полученные материалы изучаются и обобщаются. С привлечением опытных специалистов министерств и ведомств, ученых-правоведов разрабатывается первоначальный вариант проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями по важнейшим вопросам, по той или иной категории судебных дел.

Проект постановления обсуждается на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ и в судебных коллегиях Верховного Суда РФ и рассылается в нижестоящие суды для получения отзывов на него, после чего он дорабатывается с учетом поступивших поправок. В процессе уточняются содержание разъяснений, что приводит к подготовке иных вариантов проекта.

Теперь Проект выносится на Пленум – заслушиваются позиции практических работников и ученых-юристов по каждому пункту проекта постановления.
Редакционная комиссия Пленума из числа его членов и иных участников дорабатывает Проект постановления и выносит его на Пленум для голосования.

Но предварительно заслушиваются выступления Министра юстиции РФ, Генерального прокурора РФ и членов Пленума по доработанному проекту постановления.

Далее путем голосования, принимается постановление Пленума по каждому его пункту.
Вывод – необходимо обязательно учитывать постановление Пленума при разрешении конкретных судебных дел.

Кто участвует в работе Пленума Верховного Суда РФ?

(Пленум Верховного Суда РФ действует в соответствии с Законом РСФСР от 08.07.1981г «О судоустройстве РСФСР».)

В состав Пленума входят:
– Председатель Верховного Суда РФ и его заместители;
– судьи Верховного Суда РФ;
– Генеральный прокурор РФ (дает заключение по всем рассматриваемым вопросам).

Вопросы на рассмотрение Пленума вносятся Председателем Верховного Суда РФ, Генеральным прокурором РФ или Министром юстиции РФ.

По рассмотренным вопросам принимаются постановления Пленума Верховного Суда РФ.
На каждом заседании Пленума присутствуют и принимают активное участие в обсуждении вопросов члены Комитетов Государственной Думы РФ и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, а также ученые-юристы.

В прениях по докладам выступают председатели, заместители председателей, судьи Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов, районные судьи.

Как быстро Постановления Пленумов появляются на официальном сайте Верховного Суда РФ?

Через два часа после их передачи в объединенный отдел правовой информации они вносятся на официальный сайт Верховного Суда РФ (www.supcourt.ru).

Есть сомнения?
Вот мнение Секретаря Пленума, судьи Верховного суда РФ В.В. Демидова

Обязательны ли для судей разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ? // vsrf.ru. Январь 2004

«. Содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.»

Источник: http://expertsudeb.narod.ru/index/precedent_sudebnyj/0-67

Постановления пленума верховного суда РФ как формальные (юридические) источники российского уголовного права

Ображиев Константин, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

В теоретическом учении о формальных источниках российского уголовного права одним из наиболее дискуссионных является вопрос о возможности признания таковыми постановлений Пленума Верховного Суда РФ (далее — Пленум). Проблема определения их юридической природы имеет достаточно длительную историю и (что вполне закономерно) не ограничивается только уголовно-правовым аспектом, имея общетеоретическое правовое значение. Однако несмотря на то, что споры о возможности признания постановлений Пленума источниками права (в формально-юридическом смысле) идут уже более шести десятилетий, накал дискуссии ничуть не ослабевает . Не достигнуто согласия относительно статуса постановлений Пленума и среди представителей уголовно-правовой науки. Одни из них выступают за их признание юридическими источниками уголовного права , а другие категорически возражают против этого .

См., напр.: Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 3. С. 21 — 24; Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 16; Нерсесянц В.С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 107 — 112.
См., напр.: Исаев М. Судебная практика Пленума Верховного Суда СССР как источник советского уголовного права // Учен. зап. ВИЮН. Вып. 5. М., 1947. С. 73 — 88; Наумов А.В. Судебный прецедент как источник уголовного права // Российская юстиция. 1994. N 1.
Курс советского уголовного права / Под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. Т. 1. М., 1970. С. 158; Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 53.

Представляется, что вопрос о возможности признания рассматриваемых постановлений формальными источниками уголовного права может быть решен положительно только в том случае, если мы констатируем их общеобязательность и наличие в них нормативных предписаний уголовно-правового характера. В этой связи необходимо проанализировать их на предмет юридической силы и содержания.

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» (он ныне действует в части, не противоречащей Конституции РФ) «руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение». Полномочия Верховного Суда РФ на дачу разъяснений по вопросам судебной практики зафиксированы и в Конституции РФ, а также в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Однако указание об обязательности таких разъяснений для правоприменителей в них отсутствует. Исходя из этого обстоятельства, а также их конституционного предписания о независимости судей и их подчинении только Конституции и федеральному закону (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ), некоторые ученые утверждают, что постановления Пленума утратили обязательную юридическую силу и имеют в настоящее время исключительно рекомендательный характер .

См., напр.: Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 51 — 53.

Однако подчинение судей только закону вовсе не означает, будто все иные правовые акты, издаваемые в соответствии с законом и в рамках компетенции соответствующих органов, не являются обязательными для судей . В этой связи показательно, что принцип независимости суда провозглашался на конституционном уровне и ранее (ст. 167 Конституции РСФСР 1978 г.), причем это ничуть не препятствовало наделению постановлений Пленума обязательной юридической силой. Таким образом, противоречие между ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» и положениями Конституции РФ отсутствует. Следовательно, предписания об обязательности постановлений Пленума продолжают действовать и в настоящее время.

Мадьярова А.В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования. СПб., 2002. С. 33; Петрушев В. О толковании уголовного закона в разъяснениях Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики // Уголовное право. 2007. N 3. С. 54.

Подтверждением вывода об обязательности постановлений Пленума (пусть и косвенным) является законодательное признание юридической обязательности постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Очевидно, что статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ не может быть ниже официально признанного статуса постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, поскольку, несмотря на различные сферы действия, и первые и вторые выполняют аналогичные функции.

Наконец, обязательность постановлений Пленума Верховного Суда РФ подтверждается тем фактическим воздействием, которые они оказывают на своих адресатов. Подавляющее большинство судей воспринимают постановления Пленума как юридически обязательные и ссылаются в правоприменительных актах на конкретные пункты соответствующих постановлений. Причем обязательность постановлений Пленума для судов на практике оборачивается обязательностью и для всех иных адресатов уголовно-правовых норм , что позволяет говорить об их общеобязательности.

Так, по данным А. Ножкиной, о необходимости обязательного применения постановлений Пленума Верховного Суда РФ заявили 96% опрошенных судей, а по результатам аналогичного исследования, осуществленного О.Н. Бибиком, лишь 5% судей отрицают обязательный характер постановлений Пленума Верховного Суда РФ. См.: Ножкина А. Судебная практика как источник уголовно-процессуального права // Уголовное право. 2002. N 3. С. 80 — 81; Бибик О.Н. Источники уголовного права Российской Федерации: Дис. . канд. юрид. наук. Омск, 2005. С. 150.
Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 292; Зивс С.Л. Источники права. М., 1981. С. 180; Мадьярова А.В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования. СПб., 2002. С. 35 — 36.

Однако само по себе положение об общеобязательности постановлений Пленума еще не предрешает необходимости их признания формальными источниками уголовного права. Для этого необходимо также констатировать наличие в постановлениях Пленума нормативных предписаний уголовно-правового характера, которые не просто воспроизводят положения Уголовного кодекса РФ (далее — УК) или разъясняют их смысл, а дополняют, развивают либо изменяют содержание существующих уголовно-правовых норм. В противном случае мы будем вынуждены признать, что постановления Пленума, несмотря на их общеобязательность, являются всего лишь интерпретационными актами.

Полагаем, что отрицать фактическое наличие в постановлениях Пленума нормативно новых уголовно-правовых предписаний нельзя. Можно спорить о том, насколько это соответствует теории разделения властей, как это согласуется с принципом законности, но утверждать, что Пленум не выходит за рамки толкования уголовного закона и не создает новых предписаний уголовно-правового характера, значит игнорировать реальное положение вещей. Даже беглое ознакомление хотя бы с несколькими постановлениями Пленума по уголовным делам не оставляет сомнений в том, что их содержание не ограничивается интерпретацией УК. Практически в каждом из них можно обнаружить предписания, не выводимые из уголовного закона, конкретизирующие уголовно-правовые нормы, разрешающие сложные уголовно-правовые вопросы, не имеющие однозначного законодательного решения, компенсирующие пробелы в УК. При этом существование в постановлениях Пленума подобных нормативных предписаний является объективно обусловленным и необходимым, так как даже при самом высоком уровне законодательной техники практически невозможно создать систему уголовно-правовых норм, полностью лишенную противоречий, смысловой неопределенности и пробелов.

Разумеется, наиболее предпочтительным способом устранения подобных дефектов уголовного закона является его законодательная коррекция. Однако внесение в УК необходимых изменений требует значительного времени, в течение которого дефекты уголовного закона вынужден исправлять Пленум посредством установления нормативных предписаний, снимающих неопределенность уголовного закона, конкретизирующих содержание УК. Характерно, что значение такой конкретизации многократно возрастает, поскольку возможность ее осуществления посредством принятия органами исполнительной власти подзаконных нормативно-правовых актов отсутствует . В результате до внесения необходимых изменений в УК именно постановления Пленума восполняют регулятивную недостаточность уголовного закона, о чем наглядно свидетельствуют многочисленные примеры.

Единичными исключениями являются ст. ст. 228, 228.1, 229, 231 и 234 УК РФ, подзаконная конкретизация которых делегирована Правительству РФ.

См., напр.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 94; Яни П. Доход от незаконного предпринимательства // Законность. 2000. N 6. С. 35 — 36.
См., напр.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: Комментарий к главе 22 УК РФ. Ростов-на-Дону, 1999. С. 65; Устинова Т. Ответственность за незаконную предпринимательскую и банковскую деятельность // Законность. 1999. N 7. С. 17.

Перечисление примеров, демонстрирующих, что в постановлениях Пленума осуществляется не только интерпретация, но и нормативная подзаконная конкретизация уголовного закона, можно продолжать достаточно долго. Однако и без этого вполне очевидно, что подзаконное нормотворческое развитие уголовно-правовых норм является не исключением, не каким-то единичным случаем, а объективно обусловленной регулярной функцией постановлений Пленума.

Наиболее ярко нормативный характер постановлений Пленума проявляется в случаях, когда сформулированные в них положения компенсируют пробелы в уголовном законодательстве. Например, хорошо известно, что пробел в законодательной регламентации обстоятельств, исключающих преступность деяния, длительное время компенсировало Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств». Задолго до появления в уголовном законе нормы о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, указанное Постановление предписывало квалифицировать причинение такого вреда по правилам о необходимой обороне. Тем самым создавалась правовая основа для исключения преступности соответствующих деяний и восполнялся пробел в советском уголовном законодательстве.

Несмотря на заметное по сравнению с УК РСФСР 1960 г. повышение уровня законодательной техники, УК 1996 г. также не лишен пробелов, которые до их устранения законодателем вынужден восполнять Пленум. Так, ст. 58 УК не предусматривает правил назначения вида исправительного учреждения ранее отбывавшим лишение свободы мужчинам, осужденным к лишению свободы за тяжкое преступление, при отсутствии признаков рецидива преступлений. Очевидно, что указанный пробел требует устранения путем внесения соответствующих изменений в УК. Пока же такие изменения не внесены, его восполняет п. 8 упоминавшегося выше Постановления Пленума от 12 ноября 2001 г. N 14.

Ничем иным, как вынужденным восполнением пробелов в уголовно-правовом регулировании, являются сформулированные в ряде постановлений Пленума правила квалификации преступлений, которые практически не нашли отражения в уголовном законодательстве. К их числу, в частности, относится правило квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм с квалифицирующими и привилегированными признаками, которое определено в п. 16 Постановления Пленума от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

Таким образом, постановления Пленума осуществляют нормативную конкретизацию уголовного закона и применяются для регулирования уголовно-правовых отношений при наличии пробелов в УК. Это позволяет с полным основанием говорить об их нормативном значении. При этом, как отмечалось нами ранее, они обладают общеобязательной юридической силой, что в совокупности с их нормативным уголовно-правовым характером приводит к однозначному выводу — постановления Пленума Верховного Суда РФ являются юридическими источниками российского уголовного права и официально должны быть признаны в качестве таковых.

Может сложиться впечатление, что в официальном признании постановлений Пленума источниками российского уголовного права нет особой надобности, поскольку и без такого признания они на протяжении многих десятилетий фактически используются в этом качестве. Однако такое впечатление обманчиво, так как ситуация, когда постановления Пленума de jure не признаны формальными источниками уголовного права, а de facto являются таковыми, имеет мало общего с законностью и чревата серьезными нарушениями прав человека.

Во-вторых, без официального признания постановлений Пленума юридическими источниками уголовного права не решить весьма острую проблему обеспечения их соответствия уголовному закону . Только при условии такого признания постановления Пленума можно будет включить в предмет конституционного нормоконтроля и четко определить рамки нормотворческой судебной конкретизации уголовного закона. В противном случае нам придется еще долго мириться с наличием в постановлениях Пленума уголовно-правовых предписаний, не соответствующих УК, утешая себя иллюзорной мыслью, что при обнаружении таких коллизий суды будут отдавать предпочтение уголовному закону.

См., напр.: Рарог А.И. Указ. соч. С. 53 — 57.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/30760-postanovleniya-plenuma-verkhovnogo-suda-formalnye-yuridicheskie-istochniki

Читайте так же:  Постановление арбитражного суда о банкротстве
Постановление пленума верховного суда источник права
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here