Пленум ответственность за неисполнение обязательств

Вся информация на в статье на тему: "Пленум ответственность за неисполнение обязательств". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

ВС РФ о неисполнении денежного обязательства: что освобождает должника от ответственности

Коллеги, добрый день! Продолжаю серию обзоров правовых позиций, закрепленных в постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского Кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление № 7). Сегодняшний пост посвящен общим вопросам ответственности за неисполнение денежного обязательства и факторам, которые освобождают должника от нее.

Общие основания ответственности за неисполнение денежного обязательства и порядок расчета процентов

Публикация сделана во время сотрудничества с Lidings.

Основания и размер ответственности за неисполнение денежного обязательства установлены ст. 395 ГК РФ. В соответствии с указанной нормой, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

В настоящее время размер этих процентов определяется по формуле: «средняя ставка банковского процента по вкладам физических лиц в месте нахождения кредитора». Такой порядок применятся с 1 июня 2015 года и вызвал в практике справедливые нарекания, касающиеся неудобности расчета и трудностей доказывания размера «среднего процента». Кроме того, низкие ставки по вкладам создавали стимулы для невозврата денег должниками: пользоваться деньгами своего контрагента стало заметно дешевле, чем брать кредит в банке. Госдума планирует фактически вернуться к прежнему положению, существовавшему до 01 июня 2015 года и установить, что проценты по ст. 395 ГК равны «ключевой ставке» ЦБ, которая сейчас выполняет функцию ставки рефинансирования. В настоящее время соответствующий законопроект № 720000 8 июня 2016 г. принят Госдумой во втором чтении. Предполагается, что изменения должны вступить в силу с 1 января 2017 года.

До указанного времени сохраняют свою актуальность разъяснения о порядке исчисления размера процентов по формуле «средняя ставка банковского процента по вкладам физических лиц в месте нахождения кредитора». Источниками расчета ставки для определения процентов признается сайт и официальное печатное издание Банка России, в том числе в отношении ставок по вкладам в той иностранной валюте, в которой номинировано нарушенное обязательство.

Если публикации Банка России за определенный период отсутствуют, применяется ближайшая опубликованная ставка. Если же нет и таких публикаций, то источником для определения размера ставки является соответствующая справка одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора. Ставки для расчета определяются для федерального округа, являющегося местом нахождения кредитора на дату возникновения денежного обязательства, а если обязательство вытекает из деятельности филиала – для округа нахождения филиала. Если же кредитором является иностранное лицо, применяются ставки федерального округа по месту нахождения российского суда, рассматривающего спор (п.40 постановления № 7).

Освобождение должника от ответственности

Помимо разъяснений о порядке расчетов, Пленум установил важные основополагающие принципы применения ответственности за нарушение денежного обязательства в виде начисления процентов.

  1. Такие проценты подлежат уплате только в отношении денежного обязательства, т.е. связанного с использованием денежных средств в качестве средства платежа.
  2. Проценты подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства, т.е. если оно денежное, закону безразлично, какое оно — из договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения и т.д. (п. 37 постановления № 7).
  3. Отсутствие у должника денежных средств не освобождает его от уплаты процентов (п. 45 постановления № 7). Должник может быть освобожден от уплаты процентов лишь в том случае, когда кредитор отказался принять предложенное исполнение или не совершил действий, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства, например, не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены денежные средства (п. 47 постановления № 7).

В последнем случае речь идет о так называемой «просрочке кредитора» (статьи 405, 406 ГК РФ) — по сути, активном уклонении от принятия исполнения должника. Важным в разъяснении является то, что Верховный суд отнес непредоставление реквизитов счета к случаям просрочки кредитора. Тем самым, он закрепил правило о том, что наличие у должника реквизитов счета кредитора — проблема кредитора, и позаботиться о том, чтобы у должника была необходимая информация для платежа кредитора должен сам кредитор. В случае, если кредитор не обеспечивает должника необходимыми реквизитами, должник не должен платить проценты за время такого бездействия.

Вместе с тем, мы считаем, что данная позиция вряд ли освобождает от процентов должника в случае, когда должник по обстоятельствам дела мог и должен был знать такие сведения (например, в силу указания на сайте). Должник не освобождается от ответственности в виде процентов и в случае, если исполнение обязательства было возложено им на третьих лиц (ст. 403 ГК РФ), за исключением тех случаев, когда такая ответственность прямо установлена в законе непосредственно для третьего лица.

Определенным освобождением от ответственности в этом случае выглядят положения п. 38 постановления № 7. Верховный суд истолковал п. 3 ст. 2 ГК РФ о возможности применения гражданского законодательства к публичным отношениям таким образом, что проценты не начисляются на сумму финансовых санкций, взысканных с юридических или физических лиц налоговыми, таможенными и другими государственными органами, и которые подлежат возврату из государственного бюджета.

На наш взгляд, это наиболее спорное положение постановления № 7. Такой явный протекционизм в отношении денежных обязательств, возникших на основании ошибок государственных органов вряд ли соответствует принципу аналогии закона. Более соответствующим духу этого института выглядит возможность применения процентов, если только нормами публичного законодательства это прямо не закреплено. Тем не менее, суд избрал более консервативное толкование в пользу государственных органов.

В качестве надлежащего способа защиты прав в постановлении № 7 предложено в спорах с государственными органами применять иски об убытках: «В этих случаях могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных, в том числе, необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное».

При этом в новейших судебных актах также проведена идея о том, что убытки не могут быть рассчитаны путем простого начисления процентов на сумму удерживаемых казной денежных средств. Так, в Определении ВС РФ от 25.04.2016 № 305-КГ15-3882 по делу № А40-65467/2014 суд указал, что «определение размера убытков путем начисления процентов на денежные средства, удержанные в качестве санкции за административное правонарушение, законодательством не предусмотрено». Такой подход ставит перед бизнесом необходимость поиска новых аргументов в спорах с государственными органами, и применения новых методик доказывания убытков в спорах с казной.

Читайте так же:  Направление частной жалобы в апелляционную инстанцию

В следующей части обзора Постановления найдет отражение ряд важных процессуальных аспектов заявления и рассмотрения исковых требований об ответственности за неисполнение денежного обязательства.

Ранее опубликованные материалы серии обзоров постановления № 7:

Источник: http://regforum.ru/posts/2455_postanovlenie_plenuma_vs_rf__7/

Разъяснения Пленума ВС РФ в отношении применения мер гражданско-правовой ответственности

24.03.2016 г. Пленум Верховного суда Российской Федерации (ВС РФ) принял Постановление «О применении мер гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств». Указанное Постановление является первым разъяснением высшей судебной инстанции, в котором комплексно рассмотрены меры гражданско-правовой ответственности.

Суд разъяснил вопросы, связанные с возмещением убытков, имущественных потерь, взысканием судебной неустойки, а также ответственностью за недобросовестное ведение переговоров, исчислением процентов за пользование чужими денежными средствами.

Остановимся на ключевых и наиболее интересных разъяснениях, содержащихся в документе.

Первый раздел Постановления посвящен вопросам, возникающим в судебной практике при рассмотрении споров о взыскании убытков. В частности, Суд указал, что если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то есть при подобном нарушении обязательств почти всегда возникают определенные убытки, наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается (абз. 2 п. 5 Постановления). Установление подобной презумпции может значительно облегчить доказывание возникновения убытков в суде.

Кроме того, Суд в очередной раз указал, что недопустимо отказывать в удовлетворении требований о взыскании убытков на том лишь основании, что размер убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности. В подобных случаях суды самостоятельно определяют размер убытков, подлежащих взысканию с учетом всех обстоятельств дела (п. 4 Постановления).

При рассмотрении требования о взыскании убытков должник вправе представлять доказательства существования иной причины возникновения убытков, то есть опровергать причинную связь между нарушением обязательства и наступившими убытками, при этом вина должника предполагается, а отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств доказывается должником (п. 5 Постановления).

Особое внимание Суд обратил на последствия заключения соглашений об ограничении ответственности. Например, высшая судебная инстанция отдельно указала случаи, когда отсутствует возможность ограничения ответственности должника, а в частности, когда такие соглашения (условия) являются ничтожными. Так, ничтожны соглашения (условия) об ограничении ответственности перевозчика, профессионального исполнителя охранных услуг (п. 6 Постановления).

В случае заключения соглашения об ограничении ответственности должника при наступлении определенных обстоятельств, именно должник обязан доказывать факт их наступления. В случаях, когда ответственность ограничена только умышленным нарушением обязательств, отсутствие умысла должником может быть доказано, если им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (п. 7 Постановления). Возможно, в судебной практике возникнут трудности в связи с применением указанного разъяснения, поскольку оценочные категории достаточно сложно применять на практике.

ВС РФ дал разъяснения и относительно признания наступления обстоятельств непреодолимой силы. Помимо устоявшейся позиции, в соответствии с которой указанные обстоятельства должны носить чрезвычайны характер, они должны быть также непредотвратимыми, то есть любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления подобного обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления).

Суд обратил внимание на проблему взыскания убытков при прекращении договора. В частности, в п. 11 Постановления указано, что риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства. При этом указанные убытки возмещаются независимо от того, заключалась ли другой стороной договора замещающая сделка.

В то же время заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет как на обязанность должника по исполнению обязательства в натуре, так и на обязанности кредитора принять такое исполнение.

При этом право требования при прекращении договора убытков в виде разницы между ценой первоначального договора и ценой, установленной в замещающей сделке возникает только в случае, если первоначальный договор был прекращен в результате нарушения обязательства, которое повлекло необходимости заключения замещающей сделки (п. 13 Постановления).

Следующий раздел посвящен вопросам правоприменения, возникающим при возмещении на основании ст. 406.1 ГК РФ имущественных потерь, не являющихся следствием нарушения обязательства, а выплачиваемых при наступлении установленных в соглашении сторон обстоятельств.

Высшая судебная инстанции указала, что возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем, а между наступившим обстоятельством и потерями есть причинно-следственная связь (п. 15 Постановления).

Также судом указано, что соглашение о возмещении потерь, даже включенное непосредственно в договор, является автономным, и недействительность или незаключенность договора сами по себе не влекут недействительность или незаключенность соглашения о возмещении потерь (п. 17 Постановления).

Третий раздел Постановления посвящен ответственности за недобросовестное ведение переговоров. Интересным является положение, в соответствии с которым недобросовестность участника переговоров предполагается при предоставлении стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчании об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны, или внезапном и неоправданном прекращении переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В случае если вред причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают солидарно (п. 19 Постановления).

При рассмотрении споров об ответственности за недобросовестное ведение переговоров именно на истце лежит бремя доказывания факта недобросовестного вступления ответчика в переговоры с целью причинить вред истцу, например, ответчик таким образом пытался получить коммерческую информацию у истца или воспрепятствовать заключению договора между третьим лицом и истцом (абз. 2 п. 19 Постановления).

Суд обратил внимание на случай возникновения права требовать взыскания убытков при недобросовестном ведении переговоров. Если контрагент предоставил неполную или недостоверную информацию, что послужило основанием для отказа от заключения договора, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков на основании п. 3 ст. 431.1 ГК РФ (п. 21 Постановления).

В Постановлении Суд также рассмотрел вопросы ответственности при неисполнении обязательства в натуре (четвертый раздел Постановления). В частности, Пленум ВС РФ указал, что не может быть отказано в иске об исполнении обязательства в натуре, если надлежащую защиту нарушенного права можно обеспечить только подобным способом, например, только ответчик может предоставить необходимую истцу информацию либо изготовить необходимые документы (п. 22 Постановления).

Читайте так же:  Судебные расходы гонорар успеха

Наиболее интересными являются разъяснения, касающиеся судебной неустойки, т.е. присуждению денежных средств на случай неисполнения судебного акта, понуждающего должника к исполнению в натуре, вынесенного в пользу кредитора-взыскателя.

Факты ненадлежащего исполнения указанных судебных актов устанавливаются приставом-исполнителем, но не банком, в котором открыт счет должника (п. 33 Постановления). Сумма судебной неустойки не идет в зачет убытков, причиненных неисполнением судебного акта (п. 28 Постановления).

Суд указал, что соглашение об отказе кредитора от права требовать присуждения судебной неустойки является недействительным, если в силу закона или договора либо в силу существа обязательства кредитор не лишен права требовать исполнения обязательства в натуре (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Между тем, сторонам не запрещено заключать на стадии исполнительного производства мировое соглашение о прекращении обязательства по уплате судебной неустойки предоставлением отступного, новацией или прощением долга (п. 29 Постановления).

В пятом разделе Постановления освещены вопросы ответственности за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. В частности, Суд разъяснил различие между процентами предусмотренными указанной статьей, и процентами, предусмотренными ст. 317.1 ГК РФ. Так, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим судам необходимо устанавливать, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ) либо заявлено требование о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ (п. 53 Постановления).

Весьма важная позиция относительно исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами содержится в п. 48 Постановления. В соответствии с указанным пунктом проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, взимаются по день уплаты денежных средств кредитору, то есть в расчете учитывается день фактического исполнения обязательства. Согласно же ранее действовавшим разъяснениям дата уплаты долга в период начисления процентов не включалась.

Что касается начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения, Пленум ВС РФ указал, что само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на его банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения (п. 58 Постановления).

Последним вопросом, рассмотренным Судом в Постановлении, являются проблемы снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Суд в очередной раз указал, что при рассмотрении споров, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а также некоммерческая организация при осуществлении приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 71 Постановления).

При этом установление в договоре максимального или минимального размера неустойки не является основанием для отказа в ее снижении на основании ст. 333 ГК РФ (п. 70 Постановления).

Если же снижение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о ее снижении может быть заявлен при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, независимо от того перешел ли суд апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции или нет (п. 72 Постановления).

В отношении вопроса о снижении неустойки ВС РФ указал, что, возражая против заявления о снижении неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков, при этом кредитор вправе предоставлять доказательства наличия относительно типичных последствий нарушения подобного нарушения обязательства при сравнимых обстоятельствах с указанием на изменение средних показателей на рынке (п. 74 Постановления).

В п. 78 Постановления Суд указал, что правила о снижении неустойки также применяются в случаях, когда неустойка определена законом.

В заключении стоит обратить внимание на разъяснение, согласно которому должник лишается права требовать снижения суммы неустойки, если подлежащая уплате неустойка уже была перечислена должником, за исключением случаев, когда должник докажет, что перечисление неустойки было недобровольным.

Рассматриваемое Постановление безусловно является значимым для правоприменения, поскольку в нем комплексно рассмотрены вопросы ответственности за нарушение обязательств в отношении каждого из институтов применения мер ответственности. Несмотря на то, что многие изложенные в Постановлении позиции нельзя назвать кардинально новыми, некоторые положения изменят существующую судебную практику, сделав ее более предсказуемой для участников гражданского оборота.

Источник: http://artdelex.ru/rus/news/razyasneniya-plenuma-vs-rf-v-otnoshenii-primeneniya-mer-grazhdansko-pravovoi-otvetstvennosti

Комментарий к Постановлению пленума ВС РФ об ответственности за нарушение обязательств

Пленумом Верховного суда РФ в Постановлении от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» обозначены вопросы об ответственности за правонарушения, разъяснены некоторые положения Гражданского кодекса Российской Федерации, а также устранены правовые коллизии правоприменения.

Необходимость принятия вышеуказанного постановления обусловлена значительным количеством изменений, которые в последнее время внесены в Гражданский кодекс Российской Федерации. Многие из таких изменений вызывали разногласия в толковании и позволяли судам по-разному трактовать положения положений об обязательствах, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Отдельные положения Постановления Пленума ВС РФ (далее – «Постановление») представляют интерес. В частности, в п. 3 Постановления суд подчеркивает, что упущенная выгода может быть определена на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства. Также суд вновь указывает, что отказ в удовлетворении иска не может быть обоснован невозможностью установления дохода истца с разумной степенью достоверности.

В п. 6 Постановления суд дает разграничение между статьями 393 ГК РФ и 406.1 ГК РФ . При этом суд указывает, что положения статьи 406.1 ГК РФ не связаны с нарушенным обязательном. Иными словами, сторонам предоставляется право, руководствуясь положениями ст. 406 ГК РФ, расширить зону ответственности.

Безусловно, при разъяснении положений законодательства об ответственности за нарушение обязательств суд не мог оставить в стороне ст. 395 ГК РФ . При этом, в п. 37 Постановления Пленум ВС РФ указывает, что поскольку статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства, положения указанной нормы не применяются к отношениям сторон, не связанным с использованием денег в качестве средства платежа. В качестве примера, когда ст. 395 ГК РФ не применяется, суд приводит обязанности по сдаче наличных денег в банк по договору на кассовое обслуживание, по перевозке денежных знаков и т.д.

Читайте так же:  Проверка на запрет выезда за границу казахстан

Суд еще раз подчеркнул, что ответственность по ст. 395 ГК РФ в отношении незаконных санкций, примененных государственными органами.

Конечно же, суд не мог оставить без внимания статью 317.1 ГК РФ , которая вызывала споры и разногласия в толковании. При этом суд указывает, что в отличие от процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. Таким образом, суд еще раз подчеркнул, что ст. 317.1 ГК РФ не относится к мере ответственности, а является обоснованным правом кредитора на получение должника процентов за пользование денежными средствами.

Данный вывод весьма обоснован, поскольку иное означало бы возможность использования денежных средств по выгодным процентным ставкам, что нельзя назвать мерой ответственности. Таким образом, статьей 317.1 ГК РФ устраняется дисбаланс в случае использования должником денежных средств кредитора.

Соответственно, вопрос о разграничении статьей 317.1 и 395 ГКР Ф окончательно разрешен и в дальнейшем не будет вызвать каких-либо разногласий при толковании.

Также суд дал указание судам о необходимости указывать в решении о взыскании неустойки, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства (п. 65 Постановления).

Кроме того, суд обратил внимание, что расчет суммы неустойки после вынесения решения осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнительного производства самостоятельно (п. 66 Постановления). Указанный подход и ранее прослеживался в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

Также суд сделал важные выводы, касающиеся неустойки. Например, суд указал, что установление в договоре минимального размера неустойки не являются препятствием для снижения ее судом (п. 70 Постановления). Иными словами, если стороны в договоре согласовали невозможность снижения неустойки ниже определенной суммы, то суд не может быть связан таким условием.

Кроме того, суд указывает на возможность снижения уплаченной неустойки на основании ст. 333 ГК РФ с учетом положений 1102 ГК РФ. Такое право не может реализовано в том случае, если должник самостоятельно уплатил такую неустойку. Таким образом, если неустойка была списана, зачтена без волеизъявления должника, то должник вправе попытаться оспорить ее несоразмерность и взыскать неосновательное обогащение (п. 78 Правил).

В целом положения Постановлении от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» не носят новаторский характер, обобщают выводы, ранее сделанные ВАС РФ и ВС РФ. Какие-либо противоречия между новыми и ранее сделанными указаниями судов отсутствуют.

Если вам понравилась статья, подпишитесь на наши группы в соц. сетях и порекомендуйте Прайм лигал друзьям и знакомым.

Источник: http://primelegal.ru/analitika/kommentariy-k-postanovleniyu-plenuma-vs-rf-ob-otvetstvennosti-za-narushenie-obyazatelstv/

Обзор постановления Пленума Верховного суда РФ об ответственности за нарушение обязательств

Пленум Верховного суда РФ разъяснил для нижестоящих судов положения законодательства об ответственности за нарушение обязательств.

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ внесены существенные изменения в часть 1 Гражданского кодекса РФ, в том числе положения об ответственности за нарушение обязательства. Указанное Постановление Пленума призвано разъяснить соответствующие законодательные новеллы для нижестоящих судов для достижения единства судебной практики по указанному вопросу. Наиболее значимыми положениями Постановления являются следующие:

в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения;

Видео (кликните для воспроизведения).

суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности;

размер убытков, а также причинно-следственная связь обосновывается кредитором с разумной степенью достоверности. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается;

наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали;

в случае досрочного прекращения договора по вине одной из сторон убытки в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются соответствующей стороной независимо от того, заключалась ли другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка;

удовлетворение требований кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору;

возмещение потерь по ст. 406.1 ГК РФ в отличие от возмещения убытков осуществляется вне зависимости от наличия нарушения обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащим возмещению потерями. Сторона, требующая возмещения потерь должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями;

соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным., в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон – возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства, положения статьи 406.1 ГК РФ не подлежат применению.

Судебный акт:
Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Источник: http://nplaw.ru/blog/detail/obzor-postanovleniya-plenuma-verkhovnogo-suda-rf-ob-otvetstvennosti-za-narushenie-obyazatelstv/

Об ответственности за неисполнение обязательства в натуре: обзор Пленума ВС РФ №7

Мы продолжаем серию обзоров новых правовых позиций, закрепленных в Постановлении №7 Пленума ВС РФ от 24.03.2016 «О применении судами некоторых положений Гражданского Кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств». Сегодняшний материал посвящен вопросам ответственности за неисполнение обязательства в натуре.

П убликация сделана во время сотрудничества с Lidings.

Общие основания ответственности за неисполнение обязательства в натуре

Установлен ряд критериев, при которых возможно удовлетворение иска кредитора о понуждении должника к реальному исполнению обязательства «в натуре», т.е. именно в том виде и именно таким образом, о которых договорились стороны в договоре.

Такими критериями являются – отсутствие прямого законодательного или договорного запрета, а также соответствие исполнения существу обязательства. Также при рассмотрении такого спора суд должен учесть, является ли такое исполнение объективно возможным.

Читайте так же:  Обжалование посмертной экспертизы

Если для истца получение исполнения в натуре является единственным способом защиты своих прав и интересов (например, информация, являющаяся предметом сделки находится только у должника, или документацию правомочен изготовить только должник), то в удовлетворении иска об исполнении обязательства в натуре не может быть отказано. Это положение защищает кредитора в тех случаях, когда альтернативные способы защиты прав (например, взыскание убытков) не могут защитить его в полной мере по причине особой значимости исполнения в натуре, в т. ч. уникальности создаваемой вещи или ее критично значимого эффекта для бизнес-планов кредитора (п. 22 Пленума).

С другой стороны, если исполнение обязательства объективно невозможно (например, гибель индивидуально-определенной вещи или введенный государством мораторий), в иске кредитору будет отказано. Это не распространятся на случаи, когда должник имеет возможности приобрести вещи, имеющие родовые признаки для передачи кредитору в рамках обязательства (п. 23 Пленума).

Соотношение исполнения обязательства в натуре и взыскания убытков

В случае, если исполнение обязательства в натуре должником объективно возможно, кредитор имеет широкий выбор мер воздействия. Он вправе как требовать исполнения в натуре, так и отказаться от принятия исполнения и заявить требование о взыскании убытков.

Одновременно, сам по себе выбор кредитора в пользу требования об исполнении обязательства в натуре не лишает его права требовать неустойки и убытков за нарушение обязательств (п. 24).

В ситуации, предусмотренной ст. 397 ГК, а именно в случаях, неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь кредитору, либо выполнить для него определенную работу или услугу кредитор вправе поручить выполнение обязательства третьим лицам. Это не лишает его возможности выбора из других способов защиты, например, взыскания убытков или передачи вещи (выполнения работы, услуги) в натуре.

Ранее суды часто отказывали в таких требованиях, поскольку видели в ст. 397 ГК РФ специальную норму, подлежащую применению по сделкам о передаче вещей (работ, услуг).

Также судом рассмотрена ситуация, когда спорная индивидуально-определенная вещ передана третьему лицу (например, в аренду). Установлено, что это не влияет на возможность рассмотрения иска, однако в этом случае третье лицо обязательно должно быть привлечено в дело.

В случае, если на момент предъявления иска такая вещь отсутствует у должника (утрачена им или погибла), истец имеет право лишь на взыскание убытков. Очевидно, что в противном случае не соблюдается критерий того, что выполнение присужденной обязанности о передачи вещи в натуре объективно возможно.

В случае множества кредиторов в обязательстве, право отобрания ее у должника принадлежит тому из кредиторов, чье обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить – тому, кто раньше предъявил иск о передаче вещи.

В случае же, если вещь уже передана одному из кредиторов, ее отобрание в пользу другого невозможно.

Судебная неустойка

Особенно ценными разъяснениями для кредиторов, добивающихся исполнения в натуре, являются положения о судебной неустойке (астренте).

Судебная неустойка может быть возложена на должника с целью исполнения судебного решения об исполнении вещи в натуре (о передаче), а также о воздержании от совершения определенных действий и об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (по негаторным искам).

Общий принцип ее назначения сформулирован таким образом: она призвана стимулировать должника и начисляется в таком размере, чтобы исполнение решения было очевидно более выгодным нежели неисполнение и, как результат, несение расходов на выплату судебной неустойки.

Уплата судебной неустойки не освобождает от исполнения судебного решения по существу и от ответственности за нарушение обязательства, при этом соглашение сторон об исключении судебной неустойки не допускается.

По вопросу соотношения судебной неустойки с убытками и процентами по ст. 395 ГК РФ установлены следующие разъяснения: она не поглощается убытками (т.е. взыскивается помимо них), одновременно начисление процентов по ст. 395 ГК на сумму присужденной неустойки. Это выглядит логичным в свете того, что судебная неустойка не начисляется на денежные обязательства (долги).

Судебная неустойка не применяется к публичным правоотношениям (административным спорам), а также трудовым, семейным и спорам по поводу социального обеспечения.

Судебная неустойка налагается по заявлению истца на любой стадии процесса (в том числе в исполнительном производстве), суд выдает исполнительный лист на его взыскание, который подлежит исполнению. Невозможность взыскания прекращает начисление неустойки.

Важнейшей нормой является то, что суд не может отказать истцу в установлении судебной неустойки, и ее назначение в интересах взыскателя является обязанностью суда.

Выводы и рекомендации

В целом разъяснения ВС, сделанные в документе, предоставляют кредитору большую сфере защиты, включая возможность свободно выбирать между способами защиты в различных ситуациях.

Одновременно важным нововведением является установление института судебной неустойки и разъяснение порядка ее назначения.

Источник: http://regforum.ru/posts/2432_obzor_plenuma_72_ob_ispolnenii_obyazatelstv_v_nature/

ВС актуализировал разъяснения отдельных положений ГК об ответственности за нарушение обязательств

Необходимость принятия Постановления Пленума ВС РФ обусловлена вступлением в силу с 1 июня 2015 года Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

В Постановлении содержатся разъяснения общих положений об ответственности и о возмещении убытков, ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ), а также разъяснения новых положений, введенных указанным Законом в ГК РФ, в том числе по вопросам:

  • возмещения убытков при прекращении договора (статья 393.1 ГК РФ);
  • возмещения потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств (ст. 406.1 ГК РФ);
  • ответственности за недобросовестное ведение переговоров (ст. 434.1 ГК РФ).

В связи с принятием Постановления признаны не подлежащими применению, в частности, отдельные положения постановлений Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Источник: http://www.audit-it.ru/law/finance/861404.html

Пленум ответственность за неисполнение обязательств

В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.
Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.
Для получения полного доступа к документам необходимо Оплатить доступ.

Дата обновления БД:

06.02.2020

27 / 174

Всего документов в БД:

97849

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 24 марта 2016 года №7

Читайте так же:  Подготовка административного дела к судебному разбирательству кас

О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств

(В редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 07.02.2017 г. №6)

В целях обеспечения единства практики применения судами положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года №3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

Общие положения об ответственности и о возмещении убытков

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ).

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 ГК РФ).

2. Согласно статьям 15, 393 ГК РФ в состав убытков входят реальный ущерб и упущенная выгода.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

3. При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ).

В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

4. Согласно пункту 5 статьи 393 ГК РФ суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

5. По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).

Если должник несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности, например, обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ).

6. По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).

7. Если в пределах, установленных пунктом 4 статьи 401 ГК РФ, в заранее заключенном соглашении указаны обстоятельства, устраняющие или ограничивающие ответственность должника за неумышленное нарушение обязательства, то на него возлагается бремя доказывания их наступления.

Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности не освобождает от ответственности за умышленное нарушение обязательства (пункт 4 статьи 401 ГК РФ). Отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 ГК РФ). Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства.

8. В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер.

Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=83970

Пленум ответственность за неисполнение обязательств
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here