Моральный вред с врачей

Вся информация на в статье на тему: "Моральный вред с врачей". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, пациент должен доказать лишь факт своих страданий

alexraths / Depositphotos.com

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2019 г. № 74-КГ19-5).

На это указал ВC РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни «рентгена» ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

Оценить перспективы рассмотрения вашего дела поможет аналитическая система «Сутяжник». В результате анализа текста искового заявления или претензии робот-помощник подберет наиболее релевантную судебную практику.

  • акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ) (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);
  • материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей. По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава. А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;
  • акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и «засиленной» ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

  • обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;
  • неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;
  • при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;
  • однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

  1. сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу;
  2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра. Потому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной. Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили «на всякий случай» ввиду многочисленных хронических заболеваний.

ВС РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:


Источник: http://www.garant.ru/news/1287023/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности.

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции.

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась.

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Читайте так же:  Апелляционный суд оставил жалобу без движения

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги.

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки.

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС.

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении.

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция.

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация.

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10.

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС.

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания.

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки.

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС.

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция.

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС.

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28395/

Врачебная ошибка и компенсация морального вреда

Еще по теме:

Недееспособность и ограниченная дееспособность

Психиатр для риэлтора

Врачебные ошибки, моральный вред и его компенсация – специализация наших экспертов

Врачебная ошибка

В лечении, освидетельствовании психически больных понятие «врачебная ошибка» связано с непреднамеренным нанесением вреда пациенту. То есть врач или психолог «не знал или имел устаревшие знания, обладал недостаточной квалификацией, не было необходимых лекарств, и т.п.» – вины в его действиях нет. В случае врачебной ошибки моральный и материальный вред компенсирует медицинская организация по суду или по мировому соглашению.

Читайте так же:  Вступление в силу решения конституционного суда

Бывают диагностические, ошибки в тактике лечения, ошибки технического плана – связанные с оборудованием, цифрами, измерениями, организационные ошибки во взаимодействии врача одного направления с другими, фармацевтические ошибки в дозах, назначениях, совместимости, и даже ошибки в общении врача и пациента, врача и родственников.

Мы поможем составить медицинские документы, проведем, если необходимо, освидетельствование психиатром, если во время амбулаторного лечения или нахождения в стационаре, вы или ваш родственник пострадал от врачебной ошибки. Юристы и врачи ассоциации помогут определить адекватный размер возмещения пострадавшему от врачебной ошибки, поможем составить претензию к медучреждению или врачу-предпринимателю, психологу-предпринимателю.

Халатность врача

Халатность врача, в отличие от ошибки, является должностным правонарушением, за которым может наступать административная и уголовная ответственность. Ответственность по халатности наступает по причинам:

  • Недостаточно хорошего ухода за больным
  • Нарушения в стандартах оказания медпомощи
  • Невнимательности врача к больному и его симптомам
  • Отказа врача от обращения и принятия помощи коллег, если он осознает недостаток своей компетентности.

Наши эксперты помогут Вам определить, какие действия можно предпринять в каждом случае, как квалифицировать действия вашего лечащего врача, можно ли рассчитывать на компенсацию в вашем случае.

Для уголовной ответственности по халатности есть соответствующие статьи в УК РФ: ст. 109, часть 2, причинение смерти по неосторожности; ст. 118, часть 2, причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей; ст. 124, неоказание помощи больному.

Большей частью работа наших юристов и врачей-экспертов направлена на то, чтобы пациенты получили достойную компенсацию морального вреда, правильное лечение, то есть на защиту интересов пациента, пострадавшего в результате врачебной ошибки или халатности работника медучреждения или частного врача.

Заключение по делам о нанесении морального вреда

Что такое моральный вред?

Из текста статьи 151 Гражданского кодекса РФ следует, что моральный вред – это нравственные или физические страдания (переживания) гражданина, которые он претерпевает в связи с действиями (бездействием), нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Одним из инструментов защиты прав человека в современном гражданском обществе является практика компенсации морального вреда, причиненного преступлением или иными действиями, посягающими на личные, неимущественные права гражданина или иные принадлежащие ему нематериальные блага.

Моральные страдания, нанесенные обидчиком, могут являться следствием:

  • покушения на неимущественные права потерпевшего (право на имя, право авторства и др.);
  • покушение на принадлежащие гражданину нематериальные блага: жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация.
  • Потерпевший может также испытывать нравственные страдания в связи со спровоцированными действиями обидчика и нарушителя прав следующими обстоятельствами:
  • потерей родных и близких;
  • невозможностью продолжать действовать как активному члену общества;
  • невозможностью обрести семью;
  • вынужденным ухудшением привычного образа жизни;
  • намеренным распространением клеветы в отношении потерпевшего;
  • временным ограничением или лишением каких-либо его прав.

Физические страдания могут быть обусловлены увечьем, иным повреждением здоровья или заболеванием, возникшим в результате пережитых нравственных страданий. Физические страдания еще более существенно влияют на качество социальной и экономической стороны активности потерпевшего.

Видео (кликните для воспроизведения).

В случае нанесения морального вреда, законодательство РФ предусматривает право гражданина на обращение в суд. Суд же, в свою очередь, уполномочен возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда по результатам рассмотрения дела.

Иски о компенсации морального вреда практикуются также в отношении к процессам по уголовным преступлениям. Согласно действующему Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» в отношении к статье 44 УПК РФ истец (статья 42 УПК РФ), наделен правом подать гражданский иск о компенсации морального вреда», нанесенного при производстве по уголовному делу.

Что входит в компетенцию суда по делу о нанесении морального вреда?

Согласно действующему Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» при решении вопроса о компенсации морального вреда суд:

  • фиксирует наличие самого факта причинения гражданину морального вреда;
  • определяет степень его нравственных и физических страданий;
  • устанавливает степень вины нарушителя прав потерпевшего;
  • выдает определение о размерах компенсации за причиненный вред.

Чем могут помочь юристы и психиатры ассоциации?

Выяснение судом причин установленного факта причинения морального вреда обосновано лишь тогда, когда выводы суда опираются на неоспоримую доказательную базу. В качестве одного из таких доказательств обычно выступают данные психиатрического освидетельствования. И наша команда специалистов может подключиться к изучению вашей для проведения всестороннего обследования вашего психического и физического здоровья с тем, чтобы представить вам полноценное психиатрическое освидетельствование и заключение, которое расценивается достаточным доказательством в суде.

Физические страдания в результате повреждения здоровья или спровоцированного горем или стрессом соматического заболевания, а также нравственные страдания от утраты родных и близких или действия морально значимых факторов для личности потерпевшего, квалифицируются в психиатрии как психогенные, угнетающие воздействия, способные работать как прямые триггеры для различного рода психических расстройств, от текущих незначительных изменений в психосоматическом состоянии до психических болезней:

  • психогенные (реактивные) психические расстройства различной степени выраженности;
  • вызванные патологическим сдвигом в психическом состоянии страдания вторичные соматические (психосоматические) расстройства;
  • отдельные психопатологические явления доболезненного уровня (характерные для лиц, находящихся в стадии декомпенсации).

Составление психиатрического освидетельстования для рассмотрения в суде – сложный, многоступенчатый процесс. Однако, для представления суду полной картины состояния потерпевшего крайне существенно учесть склад характера, свойства личности потерпевшего в целом.

Почему? Во-первых, виновник такого морального ущерба мог намеренно использовать знание степени ранимости потерпевшего, осуществляя свои действия, что усугубляет картину вины, а во-вторых, свойства личности потерпевшего (невысокая способность противостоять стрессовым факторам, выходящим за рамки обычной социальной жизни) могут многократно усиливать степень душевного страдания.

Для этих целей, ввиду недостаточности клинической картины психосоматического состояния, назначается судом, или по желанию пострадавшего проводится комплексное психолого-психиатрическое обследование с привлечением специалистов в судебной психологии. Штат Ассоциации «Помощь» такими специалистами располагает и может помочь вам в получении комплексного заключения.

Обращайтесь к нам, если вам необходима поддержка специалистов в аналогичных делах, и мы непременно вам поможем:

  • рассмотреть весь пул медицинских документов вашего дела;
  • определить необходимую степень сложности исследования медицинского аспекта вашей проблемы;
  • проведем психиатрическое обследование пострадавшего;
  • при необходимости, подключим судебного психолога для психолого-психиатрического заключения;

для закрепления успешного результата, представим психиатра, ведущего ваше дело, для выступления на заседании суда (свидетельство врачей в судебных процедурах рассматриваются как доказательство).

Источник: http://helpmos.com/sudpsy/psycase/vrachebnaya-oshibka-i-kompensatsiya-moralnogo-vreda.html

ВС поддержал взыскание с больницы компенсации за смерть пациента вскоре после госпитализации

25 февраля Верховный Суд РФ вынес Определение № 69-КГ18-22 по кассационной жалобе гражданки на решение суда апелляционной инстанции, отказавшего в компенсации морального вреда за несвоевременное и некачественное оказание медпомощи, повлекшее скоропостижную смерть ее супруга.

Читайте так же:  Доверенность на получение документов от физического лица

Как указано в определении, жительница ХМАО-Югры Наталья Задворова в июне 2017 г. обратилась в суд с иском к городской больнице о компенсации морального вреда. В обоснование требований она указала, что при поступлении в медучреждение ее мужу неправильно установили диагноз, он был госпитализирован в непрофильное отделение и фактически оставлен в палате без оказания необходимой помощи, что привело к смерти.

Истица добавила, что в больницу муж пришел самостоятельно, находился в сознании, а спустя три часа после госпитализации скончался. При этом сотрудники больницы не смогли объяснить ей причину смерти, сообщить, в какой палате находился муж, а также не знали о том, что его тело уже находится в морге. Таким образом, отметила истица, неправомерными действиями сотрудников больницы ей были причинены нравственные страдания, в связи с чем она просила суд взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в 3 млн руб.

Результаты судебно-медицинской экспертизы, назначенной судом, подтвердили несвоевременное и некачественное оказание медпомощи: имелись недостатки ведения медицинской документации, оценки результатов исследований и назначений лекарств, своевременности произведенных обследований, в медкарте отсутствовали данные о том, что назначенные препараты на самом деле вводились больному. Экспертная комиссия также отметила, что сильно сомневается в эффективности данного лечения, и сделала вывод о неблагоприятном прогнозе для жизни больного.

Суд частично удовлетворил требования, взыскав в ее пользу компенсацию в 750 тыс. руб. При этом он, с учетом положений ст. 98 Закона об охране здоровья, а также ст. 150, 151, 1064 и 1101 ГК РФ, исходил из того, что неправомерными действиями медработников истице были причинены нравственные страдания в связи с ненадлежащей и несвоевременной помощи ее больному мужу, а также в связи с переживаниями о том, что в момент смерти он был обнаружен лежащим на полу. При этом суд сделал вывод об отсутствии причинно-следственной связи между действиями работников больницы и последствиями в виде смерти больного.

Однако апелляция отменила это решение и приняла новое – об отказе в компенсации морального вреда. При этом суд указал, что потерпевшая требовала компенсации морального вреда за действия (бездействие) медработников, повлекшие смерть ее супруга. Таким образом, первая инстанция, взыскав с ответчика компенсацию за некачественную и несвоевременную медпомощь, вышла за пределы заявленных требований, тем самым нарушив положения ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

В кассационной жалобе, направленной в ВС, заявительница просила отменить апелляционное определение как незаконное и оставить в силе решение первой инстанции.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд указал, что вывод апелляционной инстанции сделан без учета нормативных положений Закона об основах охраны здоровья граждан. При этом он отметил, что согласно разъяснениям, изложенным в Постановления Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Суд добавил, что согласно правовой позиции, изложенной в п. 6 Постановления Пленума от 24 июня 2008 г. № 11, при определении закона и иного нормативного акта, а также установлении правоотношений сторон следует исходить из совокупности данных. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении спора.

Высшая судебная инстанция подчеркнула, что нижестоящий суд вследствие неправильного истолкования подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права, а также нарушения норм процессуального права пришел к ошибочному выводу о выходе суда первой инстанции за пределы заявленных исковых требований. Отказывая в удовлетворении иска, он не учел его фактические основания.

В частности, истица, отметил ВС, указывала в исковом заявлении, что медицинская помощь ее мужу была оказана некачественно и несвоевременно; в результате бездействия персонала больницы и оставлении в стационаре без медпомощи больной был обнаружен на полу в момент наступления клинической смерти. При этом осознание того, что испытывал супруг истицы, находясь в стационаре без необходимой медпомощи, не могло не заставлять женщину переживать и нервничать, т.е. испытывать нравственные страдания.

Таким образом, требования о компенсации морального вреда были заявлены истицей в связи с тем, что лично ей ответчиком были причинены нравственные страдания по поводу состояния здоровья близкого человека. «Приведенные выше фактические обстоятельства, указанные в качестве основания иска о компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции вследствие нарушения им норм материального и процессуального права оставлены без внимания и соответствующей правовой оценки, что привело к неправомерному разделению одного искового требования на два самостоятельных требования, и, как следствие, ошибочному выводу о нарушении судом первой инстанции положений ч. 3 ст. 196 ГПК», – сообщается в определении.

Верховный Суд подчеркнул, что первая инстанция, в свою очередь, правильно применила нормы материального права, установив обстоятельства, имеющие значение для дела. При определении размера компенсации суд также учел характер и степень нравственных страданий, причиненных истице действиями персонала больницы.

«Не установив каких-либо новых обстоятельств, не применив правильно нормы материального права и нормы процессуального права, суд апелляционной инстанции не согласился с приведенными выводами суда первой инстанции и отказал… в иске, придя к ошибочному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных… исковых требований», – отмечается в документе.

Высшая инстанция указала и на другие существенные нарушения норм процессуального права, допущенные апелляцией. Так, при необходимости проверить обжалуемое решение первой инстанции в полном объеме он должен в определении указать мотивы, в соответствии с которыми пришел к такому выводу. В частности, при рассмотрении апелляционной жалобы больницы, в которой отмечалось, что выявленные дефекты оказания медпомощи ни прямо, ни косвенно не связаны со смертью больного, а взыскание компенсации за некачественное оказание медпомощи может быть осуществлено в пользу потребителя данных услуг, которым заявительница не является, учтены не были. ВС отметил, что в тексте жалобы больницы доводов о нарушении первой инстанцией положений ч. 3 ст. 196 ГПК не содержалось.

Таким образом, суд в нарушение ч. 1 ст. 327.1, п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК вышел за пределы доводов апелляционной жалобы, не приведя в определении мотивы, по которым он пришел к выводу о необходимости проверки судебного решения в полном объеме. Подобные нарушения процессуального закона, подчеркивается в определении, искажают смысл и задачи гражданского судопроизводства и противоречат принципу состязательности и равноправия сторон.

Читайте так же:  Риски неисполнения обязательств

В итоге ВС отменил апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Комментарии экспертов «АГ»

Комментируя позицию высшей судебной инстанции, адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина отметила, что Верховный Суд «наконец-то встал на позицию граждан, обращающихся в суд за взысканием морального вреда в связи с потерей родственников из-за оказания ненадлежащей медицинской помощи, и разрешил правовую неопределенность».

«Действительно, в части взыскания морального вреда в связи с потерей родственника в результате ненадлежащего оказания медпомощи судебная практика сложилась», – пояснила она. При этом эксперт добавила, что суды взыскивают компенсацию, ссылаясь на положения Конституции РФ, Закона об охране здоровья, ГК, а также Постановления Пленума ВС РФ № 10 с учетом обстоятельств дела, заключений страховой компании, надзорных органов, результатов судебной экспертизы и т.д. При этом суммы компенсации морального вреда зависят от характера и степени физических и нравственных страданий, индивидуальных особенностей истца, в том числе как обстоятельства случившегося отразились на привычном укладе жизни истца, повлияли на его физическое и психическое состояние.

Однако, добавила Елены Цыпина, в части удовлетворения исковых требований о взыскании морального вреда в связи с неправомерными действиями либо бездействием сотрудников медучреждения в отношении родственника, умершего в результате ненадлежащего ему оказания медицинской помощи, как в описываемом судебном споре, суды отказывают, ссылаясь на отсутствие предусмотренных законом оснований. «Между тем положения ст. 151 ГК, а также Постановления № 10 позволяют удовлетворять такие требования», – подчеркнула адвокат. Так, ст. 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Кроме того, добавила адвокат, приведенный в Постановлении № 10 перечень категорий морального вреда не является исчерпывающим, что позволяет взыскивать компенсацию в связи с неправомерными действиями сотрудников медицинского учреждения. «В моей практике встречаются подобные медицинские споры, при этом суды отказывают в удовлетворении исковых требований по указанным выше основаниям», – резюмировала она. Елена Цыпина полагает, что позиция ВС, выраженная в рассматриваемом определении, устранит правовую неопределенность и позволит гражданам восстановить их нарушенные права.

По мнению старшего партнера юридической группы «Ремез, Печерей и Юсуфов» Ивана Печерея, ВС принял несколько странное решение, поскольку, удовлетворяя требования заявителя, фактически ушел от основных положений гражданского законодательства, определяющих ответственность за причинение вреда, а именно – такого обязательного условия, как наличие причинной связи между вредом и противоправными действиями.

Также, добавил эксперт, не совсем понятен вывод ВС о том, что в данной ситуации допускается выход суда при принятии решения за пределы заявленных требований, поскольку в обоснование данного вывода высшая судебная инстанция не привела конкретные нормы федеральных законов, как это должно следовать по смыслу ч. 3 ст. 196 ГК РФ, дав обобщенный анализ взаимосвязанных норм законодательства без какой-либо конкретики.

Кроме того, подчеркнул Иван Печерей, Верховный Суд фактически создал дополнительное основание для компенсации вреда не самому потребителю медицинских услуг, а иным гражданам, состоящим в родстве с последним, что, по мнению эксперта, противоречит логике законодательства о защите прав потребителей. «Исходя из моей практики, как правило, при отсутствии причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и негативными последствиями для истца, суды отказывали в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, – пояснил он. – При этом также имели место случаи, когда моральный вред взыскивался в пользу родственников умершего пациента, но в этих случаях причинно-следственная связь была установлена».

Рассматриваемое определение, считает эксперт, создает очень опасный для медицинских организаций прецедент, «поскольку теперь судебная практика при рассмотрении так называемых “врачебных дел” будет исходить из возможности компенсировать моральный вред близким родственникам пациента, что значительно увеличивает финансовые риски для медицинских организаций в случае рассмотрения дела о характере оказанной медпомощи в судебном порядке».

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-podderzhal-vzyskanie-s-bolnitsy-kompensatsii-za-smert-patsienta-vskore-posle-gospitalizatsii/

Как доказать или опровергнуть моральный вред?

Начнем с того, как доказать моральный ущерб? Для споров в судах Российской Федерации, считается, что моральный вред — это довольно небольшая категория дел. По большей части, это связано с тем, что есть проблемы в части доказывания морального вреда, да и присужденные судом суммы компенсации хотят желать лучшего.

Содержание статьи:

В западных странах мира, для обращения в суд достаточно лишь самого факта инцидента и в суд обращаются по взысканию морального вреда даже за простое оскорбление человеческого достоинства. И при этом там можно рассчитывать на миллионы, в случае победы.

В нашей стране такое не пройдет, простого факта происшествия будет недостаточно, поскольку сам потерпевший должен будет собрать довольно серьезную доказательственную базу, чтобы обосновать наличие причиненного ему морального вреда. Если человека попросить описать его душевное состояние после пережитого неприятного случая в его жизни, я думаю это будет тяжело сделать даже человеку с «железными» нервами. Человеку очень трудно описать какие он смог перенести моральные терзания, а ко всему прочему еще стараться объяснить судье, что эти переживания не выдумка с целью обогащения за счет причинителя вреда. А все это достойная компенсация пережитых и негативных эмоций, которых не было бы, если бы не действия виновника события. Однако любой адвокат скажет Вам, что зло всегда должно быть наказано, даже если зло себя таковым не считает. Нужно действовать.

Как доказать моральный ущерб?

Во взыскании морального вреда нам помогает статья 151 Гражданского кодекса РФ, которая гласит о том, когда гражданину причинен моральный вред, который подразумевает собой физические или же нравственные страдания, действиями иных лиц, которые фактически нарушают его неимущественные права как человека либо могут посягать на его личные и нематериальные блага.

Формулировка довольна сложная, но именно этой статьей руководствуется суд, когда взыскивает в пользу потерпевшей стороны моральный ущерб. Суд не может просто удовлетворить исковое заявление о взыскании морального вреда, ему требуется установить размер морального ущерба, понесенного стороной. К сожалению, в нашей стране нет каких-то определённых характеристик чем руководствоваться при определении размера морального вреда, данный факт остается на усмотрение суда. Чтобы объяснить судье, в чем именно заключается моральный ущерб, помогут следующие доказательства:

  1. Медицинские документы с поставленным врачом диагнозом;
  2. Пропуск работы в связи с больничным листом;
  3. Квитанции и чеки об оплате лекарственных средств (стоит отметить, что лекарства должны приобретаться по назначению врача);
  4. Смена места жительства;
  5. Характеристики с места работы;
  6. Административные протоколы о происшествии;
  7. Экспертные заключения;
  8. Свидетельства о смерти или справки о возможных лицах, находящихся на иждивении;
  9. Статьи в газетах и журналах, а также записи передач в средствах массовой информации;
  10. Иные доказательства.
Читайте так же:  Как подавать встречный иск по гражданскому делу

На войне все средства хороши, поэтому каких-то запретов в приобщении доказательств Вам точно никто устанавливать не будет. Чем больше документов приобщите, тем больше будет процент удовлетворения требований. Разумеется, сложнее доказать тот ущерб, который документально не подтвержден ни правоохранительными органами, ни самим ответчиком. В таком случае, доказательствами будут являться:

  1. Свидетельские показания;
  2. Аудиозаписи разговоров и телефонных переговоров;
  3. Видеозаписи самого происшествия;
  4. Письменные доказательства угроз в ваш адрес.

Важным аспектом в таком деле является причинно-следственная связь между заболеванием и нанесенным вам моральным ущербом, которую вы и доказываете в суде приобщая ваши доказательства.

Как опровергнуть моральный вред?

Порой закон становится серьезным оружием в руках недобросовестных граждан, которые манипулируют им проявляя недобросовестность по отношению к другим лицам судебного производства. И в зале заседания суда разыгрывается театральная постановка одного, а порой и нескольких актеров, которые пытаются доказать нанесение им морального вреда.

В большинстве случаев, они не имеют доказательственной базы своих страданий, тем не менее, стоит перестраховаться и хорошо подготовится к допросу истца и его свидетелей. Необходимо выводить таких недобросовестных граждан на чистую воду задавая вопросы под протокол фиксируя несоответствие в их показаниях. Такого рода несоответствия лучше всего описывать в письменном возражении и приобщать его к материалам дела. Доводами могут являться:

  1. Несоразмерность суммы для взыскания;
  2. Отсутствие причинно-следственной связи между событием и составом гражданского производства;
  3. Путаница в свидетельских показаниях;
  4. Неправомерность требований истца в исковом заявлении.

Лучше всего в таком случае, будет обратится за помощью к адвокату, который уже на предварительном судебном заседании сможет «посеять зерно сомнения» в голове судьи и сломать всю позицию истца в деле, пишите, звоните, помогу в данном вопросе. Нужно непросто возражать против доводов истца, когда он действительно пострадал, но ведь никто не застрахован от случайностей и несчастных случаев. В таком случае нужно показать судье свое согласие с материальной частью искового заявления, но полный отказ в части взыскания морального вреда поскольку в поведении истца и в фактических обстоятельствах дела являются расхождения.

Как описать моральный вред в исковом заявлении?

Писательским талантом владеет далеко не каждый человек, а после пережитого потрясения тем более тяжело будет собраться с мыслями и изложить все на бумаге в исковом заявлении. Для начала нужно чтобы слова были подкреплены медицинскими документами, в которых будет указано, например:
  • у пациента появилась склонность к апатии;
  • сильное нервозное состояние, сопряженное со стрессом;
  • депрессивный настрой к жизнедеятельности;
  • бессонница или серьезные проблемы со сном;
  • пропажа веса, сопряженная с потерей аппетита;
  • тревоги и головные боли наряду с появлением новых фобий.

В случае если хотя бы один диагноз из вышеперечисленного проявляется в вашей жизни, вам требуется описать как это мешает в повседневной жизни. Скажем, появилась боязнь к общественному транспорту или вообще к автомобилям. В таком случае, вам требуется описать какие неудобства вы испытываете при этом. Речь идет о тяжело доказуемом причинении вреда здоровью, а значит нужно сделать так, чтобы судьи так сказать «пустили слезу».

В отношении ответчика следует использовать такие слова как: безнравственный и циничный. Возможно он проявлял глумление над вашим состоянием, и не раскаивается над содеянным. Ведет себя вызывающе и беззастенчиво. Что касается пострадавшего, то мало описать, что ему просто плохо на душе.

Следует указать, что в будущем возможны тяжелые последствия, а в настоящее время все сводится к моральному или возможному психологическому ущербу семье пострадавшего и ему самому. Такие эпитеты как раз подходят для охарактеризовывания души, ведь ее нельзя достать наружу и показать насколько она изранена.

Примеры обоснования морального вреда

Давайте разберем случай, когда медицинские работники допускают ошибку в операции или во всем курсе лечения. Здоровье человека является самым главным в его жизни, а те люди, что отвечают за него должны проявлять должную осмотрительность каждую минуту. К сожалению, не всегда так происходит и врачи допускают ошибки, которые являются критическими для человека и преследуют всю его жизнь. В таком случае. Следует проводить судебно-медицинскую экспертизу и выявлять ошибки врачей уже стадии гражданского производства.

В случае, если экспертиза подтвердит халатность врачей и ответит на все интересующие вопросы в пользу пострадавшего, моральный вред будет обоснован и истцу следует рассказать суду как он теперь будет жить с этой проблемой со здоровьем и как этот случай повлияет на его успешную карьеру и как его семья будет переживать вместе с ним. В таком случае, удовлетворение исковых требований в наиболее большем размере гарантирована.

Какую сумму можно требовать за моральный ущерб?

Сразу хочется сказать, что размер госпошлины не будет зависеть от суммы ваших требований. Требованию о взыскании морального вреда, сумма госпошлины будет равна трёмстам рублям. Поэтому заявлять можно любую сумму, какую Вам будет угодно. Однако сразу предупреждаем, что судья существенно снижает требования и удовлетворяет в той части, какой посчитает нужным размеру фактически понесенного морального вреда, а это значит, что лучше хорошо подготовится или обратиться ко мне, как специалисту, вот, что мною проводится в рамках данной категории дел, или что сделает для Вас адвокат нашего Адвокатского бюро:

  • соберет для подходящую доказательственную базу;
  • поможет с оценкой морального ущерба;
  • грамотно оформит пакет документов для подачи его в суд;
  • будет представлять интересы в суде;
  • подготовит перечень вопросов для возможной судебной экспертизы;
  • допросит свидетелей защиты и обвинения;
  • взыщет оплату за его юридические услуги с проигравшей в споре стороны.

Не стоит забывать о том, что судьи должны беспристрастно относится к каждому делу, однако судьи — это те же самые люди, которые просто скрывают свои эмоции под маской справедливости. Опытный адвокат знает все нюансы в деле о взыскании морального ущерба и сможет не только грамотно доказать его присутствие в деле, но и обосновать размер заявленных требований чтобы судья не смог существенно из снизить. Помните, нельзя скрывать от адвоката какую-либо информацию. Обращаясь к адвокату, вы не только получаете высококвалифицированную юридическую помощь, но и верного друга в борьбе за справедливость в суде.

Пишите в комментариях, если остались вопросы, кроме того, звоните, чтобы записаться на личную консультацию. Давайте решать проблему вместе уже сегодня.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://katsaylidi.ru/blog/kak-dokazat-ili-oprovergnut-moralnyj-vred/

Моральный вред с врачей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here