Моральный вред реабилитация судебная практика

Вся информация на в статье на тему: "Моральный вред реабилитация судебная практика". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Уголовная реабилитация: когда государство признает свою вину

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами. Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

«На реабилитацию не могут рассчитывать физлица, избежавшие наказания ввиду амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста уголовной ответственности невозможности осознавать характер содеянного и руководить своими действиями в силу отставания в психическом развитии, принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Важно!

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Источник: http://www.advo24.ru/publication/ugolovnaya-reabilitatsiya-kogda-gosudarstvo-priznaet-svoyu-vinu.html

Цена обиды

Вопрос о взыскании морального вреда всегда вызывает в обществе острую реакцию. Дело в том, что некой единой суммы за нервотрепку, страх, честное имя гражданина не существует. «Прайс-лист» за подобные вещи разный в разных судах. Где-то судьи моральный ущерб, нанесенный человеку, считают на тысячи рублей, а где-то и на миллионы. А еще есть ситуации, когда гражданам в удовлетворении таких требований вообще отказывают.

Читайте так же:  Отец запретил выезд за границу

Так в каких случаях можно идти в суд с иском заплатить за обиду и какие законы при этом надо знать?

Все началось с иска некой гражданки, которая пришла в суд с требованием к соседу компенсировать ей моральный вред. При рассмотрении дела выяснилось следующее: гражданка и ее сосед — собственники одного дома. И каждому принадлежит по половине. Сосед истицы сделал на своей половине ремонт. В общем, реконструкция одной половины дома привела к тому, что вторая половина оказалась в аварийном состоянии.

В cуде женщина показала вступившее в законную силу судебное решение по этому поводу. В этом решении сказано, что реконструкция половины дома признана незаконной и сосед должен возместить гражданке ущерб и устранить недостатки.

Теперь гражданка второй раз пришла в суд с рассказом, что из-за незаконных действий соседа появилась реальная угроза ее жизни и здоровью, все время ремонта она испытывала страх, волнение и «чувство безызвестности относительно своего будущего». Нанесенный ей моральный вред гражданка оценила в 52 тысячи рублей. Суд с ней согласился частично. Он оценил волнение и страх в меньшую сумму и присудил 15 тысяч рублей. Апелляция с таким расчетом согласилась. Но сосед был против и дошел до Верховного суда.


Судебная коллегия по гражданским делам оба решения отменила. Она не стала возвращать дело в райсуд, а сама приняла новое решение, что бывает крайне редко. Верховный суд истице в просьбе взыскать моральный ущерб отказал. И вот как аргументировал этот отказ.

В Гражданском кодексе есть 151-я статья, в которой сказано, что если гражданину причинен моральный вред действиями, которые нарушают его неимущественные права либо посягают на принадлежащие этому человеку нематериальные блага, то суд вправе обязать заплатить за вред . Под моральным вредом закон понимает физические или нравственные страдания. Был специальный пленум Верховного суда, посвященный проблемам компенсации морального вреда. Там четко сказано — под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием и посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Под этими благами понимаются жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

К моральному вреду так же относятся действия, нарушающие личные, неимущественные права гражданина. Это право на пользование своим именем, право авторства и прочие права по закону об охране прав интеллектуальной деятельности.

По разъяснениям Верховного суда, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родных, невозможностью продолжать общественную жизнь, потерей работы, раскрытие личных, врачебных или семейных тайн. К моральному ущербу так же относится распространение информации, которая не соответствует действительности, фактов, порочащих честь и деловую репутацию гражданина, временное ограничение каких-то его прав. Туда же законом отнесена физическая боль, связанная с причиненным увечьем или заболеванием, которое развилось из-за моральных страданий.

В общем, из Гражданского кодекса и постановления пленума Верховного суда можно сделать вывод, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. В нашем случае основанием для компенсации морального вреда названы истицей действия соседа по незаконной перепланировке половины дома. Из-за этого часть дома истицы приведена в непригодное для жизни состояние. В переводе на юридический язык, основания иска — повреждение общего имущества. А у нас по гражданскому и жилищному законодательству компенсация морального вреда, причиненная нарушением имущественных прав на жилье, — не предусмотрена.

Источник: http://rg.ru/2015/11/10/vs.html

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Компенсация морального вреда должна быть экономически обоснованной — Момотов

МОСКВА, 11 апр — РАПСИ, Кирилл Рябчиков. Суды при назначении размера компенсации морального вреда должны руководствоваться экономической целесообразностью, считает председатель Совета судей РФ Виктор Момотов.

Он отметил, что одна из важнейших функций данного института — превентивная, заключающаяся в предотвращении правонарушений.

«Обязанность компенсировать моральный вред должна удерживать людей от противоправного поведения. В рыночных условиях одним из ключевых факторов, определяющих человеческое поведение, является экономическая целесообразность. Поэтому современная задача права заключается в том, чтобы сделать противоправное поведение экономически невыгодным», — подчеркнул Момотов в ходе заседания дискуссионного Клуба при Верховном суде (ВС) имени Замятнина.

При этом представитель ВС отметил, что суды должны помнить и руководствоваться принципом эквивалентности при определении размера моральной компенсации, таким образом возлагая на правонарушителя дополнительные финансовые санкции.

Кроме того, Момотов отметил, что сам факт назначения подобного вида компенсации несет выражение того, что государство негативно относится к тем или иным формам противоправного поведения. Иными словами, данный вид взыскания несет идеологическую функцию.

Однако, по словам председателя Совета судей, в современной судебной практике данная идеологическая функция стала преобладать, и зачастую она выражается в назначении несущественных компенсаций, что неправильно.

«Красноречивой иллюстрацией этой функции выступает известный институт «номинальных убытков». Речь идет о взыскании компенсации морального вреда в предельно низком, можно сказать, «символическом» размере, который заведомо не может компенсировать какие-либо страдания и призван лишь публично обозначить, «маркировать» негативное отношение публичной власти к поведению ответчика», — указал Момотов.

По словам спикера, зачастую символический размер компенсации обусловлен исковыми требованиями, когда заявитель обращается в суд в целях достижения справедливости, а не ради финансовой выгоды, однако суды назначают малые суммы компенсаций, существенно занижая первоначальные требования граждан.

Поэтому судья высшей инстанции России отметил роль ВС в направлении всех судебных инстанций страны на взыскание экономически целесообразных компенсаций.

«Взыскание компенсаций морального вреда в адекватном размере позволило бы укрепить законность и правопорядок в целом ряде сфер, отличающихся высокой социальной значимостью. Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя правовые нормы и формулируя правовые позиции по конкретным делам, предпринимает меры по развитию судебной практики в этом вопросе», — подчеркнул Момотов.

Также спикер рассказал о примерах, когда ВС существенно увеличил размер компенсации морального вреда по сравнению с суммами, которые назначали суды низших инстанций.

«Сравнительно недавно высшая судебная инстанция впервые самостоятельно определила размер компенсации морального вреда. Нижестоящие суды сочли, что достаточной суммой компенсации за незаконное содержание истца под стражей в течение 3 лет и 2 месяцев являются 150 тысяч рублей. Верховный Суд признал такую компенсацию явно недостаточной и взыскал в пользу истца 2 миллиона 366 тысяч рублей — то есть полностью удовлетворил заявленные требования», — указал судья ВС.

Читайте так же:  Бухгалтерский учет мирового соглашения
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27688/

Дело № 89-О13-2

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2013 года

председательствующего Воронова A.B.

при секретаре Колосковой Ф.В. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы реабилитированного Деденкова [скрыто] Щ, представителя Управления Федерального казначейства по

Тюменской области на постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года, которым требование Деденкова Д.В. о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении трудовых прав удовлетворено частично.

Постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу реабилитированного Деденкова Д.В. в качестве возмещения имущественного вреда( [скрыто] рублей.

На прокурора Тюменской области возложена обязанность принести от имени государства официальное письменное извинение Деденкову Д.В. за причиненный ему вред.

На прокуратуру Тюменской области возложена обязанность сделать на своем сайте сообщение о реабилитации Деденкова Д.В.

В остальной части требования Деденкова Д.В. оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступление Деденкова Д.В. и его защитника адвоката Сачковского А.И., поддержавших свою кассационную жалобу, мнение прокурора Кравца Ю.Н. об отмене постановления в части отказа требований о восстановлении на работе и оставлении постановления без изменения в остальной части, судебная коллегия

установила:

приговором Тюменского областного суда от 5 апреля 2012 года с участием присяжных заседателей Деденков Д.В. был признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.290 УК РФ на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней реабилитированный Деденков Д.В. указывает, что в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав, возмещении средств, потраченных на питание в период незаконного содержания в СИЗО ему было отказано необоснованно. Работодатель не представил суду доказательств совершения им дисциплинарного проступка. В приказе об увольнении и других документах СК РФ указано, что проступок выразился в вымогательстве взятки, то есть увольнение связано с незаконным привлечением его к уголовной ответственности по обвинению в преступлении, по которому он был оправдан за отсутствием события. Согласно материалам дела он, Деденков, обвинялся в том, что не вынес в срок решение по заявлению о преступлении, не продлил срок проверки, совершая тем самым незаконные действия вопреки интересам службы. Также необоснованно было отказано в возмещении суммы в [скрыто] рублей, потраченной на бензин, для поездки за необходимыми документами.

В возражениях на кассационную жалобу Деденкова Д.В. прокурор и руководитель СУ по Тюменской области СК РФ просят ее оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области указывает, что денежная сумма, взысканная для возмещения средств, потраченных на оказание юридической помощи, завышена. Суд не учел объем оказанных адвокатами услуг и сложность уголовного дела. Договор с адвокатом Крыновым не содержит сведений о том, по какому именно уголовному делу он заключен. Просит в этой части постановление отменить и вынести новое решение.

В возражениях на эту жалобу реабилитированный Деденков Д.В. и его представитель просят в части взыскания ему денежной суммы судебное постановление оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит постановление суда в части отказа в удовлетворении трудовых прав реабилитированного подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Как установлено судом, Деденков, работая в должности старшего следователя следственного отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области, был незаконно привлечен к уголовной ответственности по обвинению

в получении путем вымогательства взятки в сумме [скрыто] рублей за незаконные действия. В ходе предварительного расследования по данному уголовному делу приказом руководителя отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области от 5 августа 2011 года Деденков был свобожден от занимаемой должности и уволен за нарушение Присяги сотрудника СК РФ и совершение проступка, порочащего честь сотрудника Следственного комитета. Приговором суда с участием коллегии присяжных заседателей он был оправдан в связи с неустановлением события преступления на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Отказывая реабилитированному в восстановлении его трудовых прав, суд указал, что увольнение Деденкова не было связано с его уголовным преследованием и обвинением в совершении преступления, поскольку основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения явились допущенные Деденковым многочисленные нарушения сроков регистрации заявлений о преступлениях и установленные УПК РФ сроки принятия по ним решений, на которые было указано коллегией СУ СК РФ по Тюменской области еще 18 июля 2012 года.

Однако такие выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Так, согласно приказу об увольнении Деденкова, допущенные им нарушения выразились в том, что он, получив заявление о совершении преступления, зарегистрировал его только спустя четверо суток, после этого в установленные сроки решения не принял, а за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела потребовал от лиц, подозреваемых в совершении действии, указанных в заявлении, [скрыто] рублей (л.д.71-73).

Из предъявленного Деденкову обвинения, по которому он был оправдан, следует, что он принял к своему производству заявление потерпевшей об изнасиловании, но не желая в установленный законом срок проводить его проверку и принимать решение, удерживал материал у себя с 11 по 23 июня 2011 года без принятия решения и получил за это [скрыто] рублей (л.д. 33-35).

Суд, отказывая в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав реабилитированного, не дал надлежащей оценки сведениям, содержащимся в приказе об увольнении Деденкова. Не был исследованы в полном объеме и оправдательный приговор в отношении Деденкова, неотъемлемой частью которого является вердикт коллегии присяжных заседателей, что лишило суд возможности выяснить надлежащим образом, входили ли действия, в своей совокупности составившие, согласно приказу об увольнении, должностной проступок, за совершение которого Деденков был

уволен, в объем предъявленного ему обвинения, признанного не доказанным. Между тем эти обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда.

Согласно положениям ст. 380 УПК РФ судебное решение признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, если его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также, если судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ такие нарушения являются основанием для отмены судебного решения. При новом судебном рассмотрении суду надлежит выполнить все требования уголовно-процессуального закона, в том числе проверить доводы реабилитированного о том, что основанием его увольнения послужили обстоятельства, наличие которых оправдательным приговором суда было признано недоказанным.

В остальной части Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кулябин Владимир Модестович
Электронная копия решения Скачать
Решение
Видео (кликните для воспроизведения).

Кассационная жалоба представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области не может быть удовлетворена по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 и ч. 1 ст. 135 УПК РФ подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, имеет право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, который включает в себя возмещение: 1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; 2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; 3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; 4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; 5) иных расходов.

Обращение Деденкова Д.В. в суд с требованием о реабилитации вызвано предшествовавшим этому осуществлением в отношении него незаконного уголовного преследования, и связано с устранением последствий такого незаконного преследования. Поэтому суд правомерно отнес к подлежащим возмещению в пользу реабилитированного все расходы на адвокатов, понесенные им как на предварительном следствии, так и в судах первой и кассационной инстанций, а также расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях.

Вопреки доводам представителя Минфина РФ, указанные расходы подтверждены исследованными судом с достаточной полнотой допустимыми и достоверными доказательствами.

Суд, тщательно проверив представленные реабилитированным документы, пришел к обоснованному выводу о том, что он действительно на основании заключенных с адвокатами соглашений на оказание юридической помощи вносил в кассу адвокатских образований соответствующие денежные суммы, а также совершал иные расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях, всего в размере [скрыто] рублей с учетом

индексации на момент вынесения судебного решения, тем самым понес реальные расходы в связи с осуществлением в отношении него уголовного преследования.

Оснований для уменьшения взыскиваемых сумм у суда не имелось, а ссылки представителя Минфина РФ на принципы разумности и справедливости в данном случае неправомерны. Согласно ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с другими нормами уголовно-процессуального закона, размер возмещения вреда не зависит также от сложности и объема уголовного дела, количества адвокатов и фактически затраченного ими времени на защиту, а также от имевшейся у обвиняемого возможности ходатайствовать о назначении ему защитника с оплатой за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с пунктом 5 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, каждый, кто стал жертвой ареста или содержания под стражей в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию. Данная Конвенция, в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, является составной частью правовой системы Российской Федерации.

Согласно статье 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Решение суда об отказе в возмещении иных расходов, в том числе связанных с приобретением продуктов питания в период содержания Деденкова Д.В. под стражей, а также в сумме I I рублей, потраченных на бензин, следует признать законным и обоснованным.

Под возмещением иных расходов в порядке реабилитации, согласно п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ следует понимать такие расходы, которые не могли быть понесены лицом, не будучи привлеченным к уголовной ответственности.

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Данных о том, что эти требования закона при содержании под стражей Деденкова Д.В. не соблюдались, суду представлено не было.

Приобретение обвиняемым дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач, является его правом в соответствии с вышеназванным законом.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что реализуя это право, обвиняемый несет расходы, которые по смыслу ст. 135 УПК РФ относятся к иным расходам, подлежащим возмещению в случае возникновения у них права на реабилитацию.

Основания отказа в возмещении суммы в [скрыто] рублей в постановлении суда подробно приведены. Мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, соответствуют материалам дела. Из них видно, что отказ также был обусловлен отсутствием причинной связи между произведенными затратами и незаконным привлечением Деденкова к уголовной ответственности.

Таким образом, оснований для отмены постановления судьи в данной части Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года в части отказа в восстановлении трудовых прав реабилитированного Деденкова Д.В. отменить.

Дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение иным составом суда.

В остальной части постановление суда оставить без изменения, кассационные жалобы Деденкова Д.В. и представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области без удовлетворения.

Источник: http://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/89-%D0%BE13-2/

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Судебная практика рассмотрения дел о компенсации морального вреда при реабилитации (по материалам апелляционной инстанции)

Судебная практика рассмотрения дел
о компенсации морального вреда при реабилитации (по материалам апелляционной инстанции)

В 2013 и 2014 годах городскими (районными) судами города Твери и Тверской области рассмотрено 53 гражданских дела о компенсации морального вреда при реабилитации, из них в 2013 году — 28 дел, в 2014 году — 25 дел. Из указанного количества гражданских дел по спорам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности — 7 дел, по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием — 45 дел, по искам о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности — 1 дело.

В 2013-2014 годах судебной коллегий по гражданским делам Тверского областного суда проверено 39 решений, постановленных по делам вышеназванных категорий (в 2013 году — 14 дел, в 2014 году — 25 дел), из них: 25 решений по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности оставлены без изменений; 3 решения по искам о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности отменены, в удовлетворении заявленных требований отказано; 1 решение по иску о компенсации имущественного вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности отменено, производство по делу прекращено; 9 решений изменены, уменьшен размер присужденной компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности исходя из правоприменительной практики и практики Европейского суда по правам человека.

Минимальный размер заявленных требований за 2 анализируемых периода составил 20 000 рублей, максимальный размер 15 миллионов рублей, минимально присужденный размер компенсации составил 1 000 рублей (без учета отказных решений), максимальный судом первой инстанции — 2 000 000 рублей, в суде апелляционной инстанции максимальный размер составил 1 000 000 рублей.

Из 39 истцов 5 являлись сотрудниками правоохранительных органов (12,8 %).

В отношении 24 заявителей избиралась мера пресечения: в отношении 17 заявителей в виде содержания под стражей (43,5 %), в отношении 7 в виде подписки о невыезде (17,9 %).

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности у судов возникали вопросы по определению размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию по вышеуказанной категории дел; примерных критериев его определения.

Тем не менее, разрешая споры данной категории, суды в большинстве случаев правильно определяли юридически значимые обстоятельства и применяли закон, регулирующий спорные отношения, правильно применяли нормы материального и процессуального права.

1. Статья 8 Всеобщей декларации прав человека, принятой и провозглашенной резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года, согласно которой каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

2. Статья 53 Конституции РФ в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Указывали, что в развитие указанных положений международного правового акта и конституционной нормы действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает в отношении конкретных лиц, подвергнутых незаконному уголовному преследованию, и при наличии указанных в законе оснований применение мер реабилитации.

Право на реабилитацию, закрепленное в статье 133 УПК РФ, включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу статей 133-139, 397, 399 УПК РФ, право на компенсацию имущественного вреда, морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований: вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого и обвиняемого — прекращение уголовного преследования.

Суды отмечали, что в ходе рассмотрения споров о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, на истце не лежит обязанность по доказыванию неправомерности действий должностных лиц, или органов государственной власти, осуществивших уголовное преследование, ему надлежит лишь доказать факт прекращения уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

При установлении таких обстоятельств судебная коллегия отклоняла довод апелляционных жалоб представителя Министерства финансов РФ об отсутствии оснований для компенсации морального вреда, указывавшего на недоказанность его причинения и соглашалась с выводом суда первой инстанции об обоснованности заявленных истцом требований о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования.

При рассмотрении рассматриваемой категории дел суды также руководствовались следующими нормами гражданского законодательства:

1. статья 151 ГК РФ, согласно которой, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

2. статья 1100 ГК РФ, предусматривающая, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Суды руководствовались разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», согласно которому под моральным вредом понимаются нравственные и физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений порочащих деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика, суды руководствовались статьями 1070-1071 ГК РФ о деликтной ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц и статьей 1101 ГК РФ, указывая, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также с учетом требований разумности и справедливости.

С учетом указанных принципов судебная коллегия оценивала доводы апелляционных жалоб о несогласии с уменьшением судом первой инстанции размера компенсации морального вреда, также учитывалась практика Европейского Суда по правам человека.

Суды также руководствовались следующими положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»:

— согласно пункту 1 Постановления Пленума под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (пункт 34 статьи 5 УПК РФ);

— в соответствии с п. 2, 9 указанного Постановления Пленума с учетом положений части 2 статьи 133 и части 2 статьи 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в частью 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию относятся подсудимые, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является вынесенное постановление о прекращении уголовного дела. При этом отсутствие в постановлении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации;

— согласно пункту 21 названного Постановления Пленума при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.

Источник: http://base.garant.ru/16379010/

Моральный вред реабилитация судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1