Моральный вред миллион рублей

Вся информация на в статье на тему: "Моральный вред миллион рублей". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Россияне получают компенсации за моральный ущерб в 100 раз меньше, чем считают справедливым

Лента новостей

Все новости »

Если по мнению россиян компенсация должна быть почти 9 млн рублей, то на практике эта сумма составляет около 82 тысяч рублей

Фото: depositphotos.com —>

Россияне считают, что компенсация за боль и страдания в связи с потерей здоровья или близких должна в среднем составлять 8,77 млн рублей. К такому выводу пришли эксперты Ассоциации юристов России совместно с Финансовым университетом (исследование есть в распоряжении Business FM). На практике размер средней компенсации — около 82 тысяч рублей.

Business FM поговорила с мамой пострадавшего ребенка. Мальчик попал под машину, был в коме, остался инвалидом. Водитель скрылся с места преступления, суд признал его виновным в аварии. В качестве компенсации морального вреда запрашивали миллион рублей на ребенка и 500 тысяч рублей матери. Но присудили всего 200 тысяч и 50 тысяч рублей соответственно.

— Он был в коме, теперь вот черепно-мозговая травма открытая. Когда он из комы вышел (это было в Нижнем Новгороде), он не разговаривал, был наполовину парализован. Глаз был закрытый, сейчас открылся, но он им практически не видит ничего. Состоим на учете у психиатра, у невролога, лечение теперь пожизненное на таблетках. Заново учились ходить, говорить. Обратились в суд, изначально дело шло, страховая выплатила спустя восемь лет после травмы. В январе был приговор, потом подавали они на апелляцию в апреле. Запрашивали мы миллион на ребенка и 500 тысяч на меня. По факту суд присудил 200 тысяч ребенку и 50 тысяч мне. Я считаю, что это несправедливо. Такие люди должны наказываться больше. Если их не сажают за это, то хотя бы материально они должны ответственность какую-то нести.

— Почему через восемь лет только?

— Когда это все случилось, он был в коме. Я бегала, мне говорили: «Вы ничего не добьетесь». Нейрохирург у нас был, он мне сказал: «Занимайтесь сейчас ребенком, прекратите все суды, или вы упустите шанс и он останется у вас овощем на всю жизнь». Я мать-одиночка, бабушка с дедушкой помогали.

— Как суд объяснил, что не считает необходимым компенсировать вам потраченное на лечение? Сами документы о том, сколько стоило лечение, вы, конечно, показали?

— Сами документы я предоставляла, но там ксерокопии были. Первое время только собирали, потом уже ничего не собирали. Все эти лекарства копились коробками.

— Будете оспаривать это дальше?

— Честно говоря, просто нет сил на это на все. То, что они присудили, начали только сейчас выплачивать маленькими суммами — по 1800 рублей.

Проблема в том, что в российском законодательстве нет каких-либо нормативов по компенсации, чтобы человек мог понимать, на какую сумму в суде он может претендовать, говорит адвокат Ирина Фаст.

— За самое ценное — за жизнь, здоровье — люди, к сожалению, получают копейки. Очень сложно объяснить человеку, почему так происходит. Потому что даже мы — юристы, адвокаты — не можем понять. У суда, я думаю, тоже нет ответа на вопрос, почему именно в эту сумму они оценивают.

— Когда услуги юриста стоят дорого, компенсации сильно занижены, есть какие-то варианты апелляций?

— У нас материальный ущерб за лечение, реабилитацию по закону должен возмещаться в полном объеме, и это не моральный вред. Но у нас если что-то происходит с ребенком или с близким, кто за ним ухаживает? Близкие. Там нет никаких квитанций, договоров о том, что какие-то деньги платят. Соответственно, в суде они не могут претендовать ни на какие выплаты. Да, они теряют время свое — и рабочее, и человеческое, но это не компенсируется. Что касается морального ущерба, то, конечно, есть процедура обжалования в следующей инстанции, но на практике, к сожалению, у нас позиция вышестоящих инстанций заключается в том, что они не вмешиваются уже в решение, которое принято нижестоящей инстанцией. Иногда бывает иначе, но это происходит крайне редко.

Юристы говорят: единственное решение — сформировать конкретные критерии по суммам компенсаций. В подавляющем большинстве западных стран эти выплаты строго урегулированы. Прописаны расчеты и ориентиры, которые регулярно пересматривают и утверждают, на них могут опираться суды, когда выносят решения.

Источник: http://www.bfm.ru/news/430144

Сколько должен стоить моральный вред?

«Гражданская ответственность за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, должна быть ощутимой, а компенсация должна быть разумной и справедливой»,— заявил 11 февраля председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев.

Юрий Антонов, народный артист России, истец по делу о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн руб.:

— Моральный вред у нас по большому счету никогда не учитывался. В остальном мире это существенное материальное наказание, поэтому я приветствую слова Вячеслава Лебедева. Я несколько раз попадал в ситуации, когда нанесенный мне моральный вред был много важнее, чем все остальное. Оценка морального вреда должна зависеть от значимости проступка. Одного оскорбили словами, другого ударили, третьего — еще чем-то. Главное, чтобы у суда были развязаны руки, а в наших судах с «телефонным правом» это проблема. Наконец, у судьи должна быть кристально чистая совесть. Вы видели у нас такого судью? Я — нет. И суд не единственная проблема. У общества отсутствует правовая культура. Да и культура поведения, общения. Посмотрите, что происходит на дороге! Люди готовы бить друг другу морды.

Владимир Сунгоркин, главный редактор «Комсомольской правды»:

— Раз это называется «моральный вред», его и возмещать надо морально. Например, обязать приговором суда опубликовать извинение. Вот нанес я вам моральный вред, сказал: «Вы, дорогой товарищ, глупы как пробка». Вы отвечаете, что не глупы как пробка и я вам нанес моральный ущерб. Мы идем в суд, и суд решает, чтобы я, Сунгоркин, извинился перед вами в журнале «Деньги». Причем извинился правильно и красиво, сказал, что я был не прав, и т. д. Мне кажется, так должно быть. А побои и прочее не нужно втягивать в моральный ущерб. Нужно четко разделять мораль и материальные понятия. А возмещение за физический ущерб давно отработано. Сейчас очень много спекуляций на этой теме. И часто люди заявляют, что испытывают нравственные страдания. Но мы-то знаем, что человек ничего не испытывает, потому что последний раз он испытывал нравственные страдания 40 лет назад, когда у него конфету отобрали. Но пойди докажи.

Читайте так же:  Самый престижный чем выгнать крыс из дома

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2394274

Вместо 1,5 миллионов — 100 тысяч в качестве компенсации морального вреда

В понедельник, 14 января, Краснотурьинским городским судом было принято решение об удовлетворении исковых требований пострадавшего в ДТП. Правда, частично.
Истец, который во время аварии получил вред здоровью средней тяжести, заявил, что в качестве компенсации морального вреда хочет получить 1,5 миллиона рублей. Суд пошел ему навстречу и частично удовлетворил его требования — вместо заявленных 1,5 миллионов виновник ДТП должен выплатить 100 тысяч рублей.

Прокуратура Краснотурьинска объясняет, что под моральным вредом подразумеваются не только нравственные, но и физические страдания человека, ставшие следствием, в данном случае, ДТП.

Моральный вред может заключаться:

  • в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников,
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь,
  • потерей работы,
  • физической болью, связанной с повреждением здоровья,
  • заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Статья 151 ГК РФ “Компенсация морального вреда” поясняет, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

Причинение телесных повреждений необходимо подтвердить соответствующими документами (актом освидетельствования, листком нетрудоспособности либо заключением судебно-медицинской экспертизы).

Когда суд определяет размеры компенсации морального вреда, то принимает во внимание много факторов: степень физических и нравственных страданий, требования разумности и справедливости, а также степень вины нарушителя.

Однако, согласно статье 1100 ГК РФ “Основания компенсации морального вреда”, если вред жизни или здоровью человека причинен источником повышенной опасности, например, автомобилем, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Также отмечается, что вопрос о компенсации морального вреда может быть решен между сторонами и во внесудебном порядке.

Источник: http://krasnoturinsk.info/novosti/v-kachestve-kompensatsii-moralnogo-vreda-vmesto-1-5-millionov-sud-prisudil-100-tysyach/

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Читайте так же:  Разработка положения о ревизионной комиссии

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Читайте так же:  Заявить принятые ходатайства в суде

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

Видео (кликните для воспроизведения).

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

Предъявили иск о возмещении морального вреда на сумму 1 миллион рублей

Добрый день! Уточните кто в иске указан как ответчики? Данный иск могут подать в отношении водителя который управлял автомобилем и суд может его удовлетворить или отказать. В данном случае Вам необходимо подготовить подробное мотивированное письменное возражение на исковое заявление в соответсвии с ГПК РФ. Вы сможете мне прислать иск, я посмотрю и скажу более точнее[email protected]

Уважаемый автор темы вы к сожалению будете платить хоть и не виноваты.Единтсвенное вопрос встал в сумме. И не присудят такую сумму. Пишите возражение на такую сумму.

В силу статьи 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вредпричинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда , имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда . Независимо от вины причинителя вредаосуществляется компенсация морального вреда , если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (1100 ГК РФ).

Читайте так же:  Мировое соглашение на стадии исполнительного производства апк

Источник: http://www.yurist-online.net/question/139218

Моральный вред миллион рублей

Врачебная ошибка при родах стоила ребенку жизни, а здоровью его матери был причинен тяжкий вред. По решению суда ответчик компенсировал моральный вред на рекордные для России 15 млн руб.

​​Санкт-Петербургский государственный университет имени И. С. Павлова выплатил 15 млн руб. компенсации морального вреда Ирине Разиной, пострадавшей от действий врачей, рассказала РБК адвокат Разиной из адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Любовь Дуйко. В сентябре 2010 года из‑за неправильной тактики проведения родов пациентка получила тяжкий вред здоровью, а ребенок — необратимые повреждения головного мозга. Через два года ребенок скончался.

Разина подала на врачей в суд. «Росгосстрах Медицина» по Санкт-Петербургу и Росздравнадзор по Санкт-Петербургу и Ленобласти подтвердили, что неправильные действия врачей повлекли за собой вред здоровью роженицы и последующую гибель ребенка. 20 июня 2014 года Приморский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил иск потерпевшей и постановил взыскать с университета имени И. С. Павлова в пользу пациентки 15 млн руб. компенсации морального вреда. Еще 292 тыс. руб. составили расходы на экспертизу и поддержание здоровья истицы.

«Суды редко удовлетворяют требования пострадавших в полном объеме», — отмечает Дуйко.

Это беспрецедентно высокая сумма, которую удалось отсудить из‑за неправильных действий врачей, говорит партнер юридической фирмы ЮСТ Александр Боломатов. В среднем при серьезных увечьях судьи, по его словам, присуждают 300–400 тыс. руб. компенсации морального вреда, если ошибки приводят к гибели пациента, то сумма может увеличиться до 1 млн руб.

Хотя суды общей юрисдикции не публикуют размеры взысканных сумм, очевидно, что компенсация в 15 млн руб. действительно является беспрецедентной и знаковой в своей сфере, подтверждает советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Вера Рихтерман. По ее словам, в среднем компенсации в случаях серьезных врачебных ошибок в Москве составляют около 800 тыс. руб., в регионах — около 250 тыс. руб.

«Моральные устои не позволяют принять акт о расценках на тот или иной вид увечья либо переживания, но сейчас в России нет вообще никаких критериев для определения подобных сумм. Судьи ориентируются в основном на имеющуюся практику. Одним из первых таких дел стало решение 2002 года в отношении террористов, осужденных по делу нескольких жертв «Норд-Оста», за каждого погибшего было назначено 2 млн руб.», — вспоминает руководитель направления по социальным вопросам «Общественной думы» Кирилл
Иванычев.

По словам Боломатова, судьи очень критично относятся к взысканию компенсации морального вреда и неохотно присуждают большие суммы. «На протяжении многих лет российские суды либо вообще не взыскивали компенсацию морального вреда, либо взыскивали ее в ничтожно малых размерах, — констатирует Рихтерман. — Но в последнее время наметилась тенденция к увеличению количества выигранных исков к медицинским организациям, связанных с неблагоприятными исходами оказания медицинской помощи, при этом размеры компенсации морального вреда также увеличиваются».

Пока единства по этому вопросу нет, указывает Иванычев. К примеру, в определении Верховного суда от 3 ноября 2011 года судьи сочли 270 тыс. руб. справедливой компенсацией за моральный вред, полученный изнасилованным ребенком, примерно такие же компенсации получают известные певцы и актеры за разглашение информации об их личной жизни, что несопоставимо, считает он. Даже компенсация в 15 млн руб. далека от сумм компенсации, взыскиваемых за рубежом, — там размеры компенсации начинаются от $150 тыс. и в зависимости от обстоятельств дела и наличия летального исхода могут доходить до $1 млн, указывает Рихтерман.

Источник: http://www.rbc.ru/newspaper/2015/05/27/56bcd4ad9a7947299f72bfa2

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши

ПРЕМИЯ ЗА СУТЯЖНИЧЕСТВО

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек. В 1992 году бабуля купила кофе в « Макдональдс », а потом случайно пролила его на себя в машине. Кипяток всего-то обжог ей ноги, но пожилая миссис дело так не оставила. Выкатила иск за моральный ущерб на $2,9 млн, утверждая, что «Макдональдс» пренебрегает здоровьем клиентов, продавая слишком горячий кофе. Удивительно, но суд… встал на ее сторону. Потом юристы крупнейшего фаст-фуда подсуетились и компенсацию снизили. Но она все равно осталась солидной — $600 тыс. Случай стал символом американской системы правосудия. И с 2002 по 2007 год в США даже присуждалась премия им. Стеллы Либек «За самый нелепый судебный иск».

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши. Почему так?

В России такая история невозможна. Однако, к сожалению, наши суды и по вполне обоснованным претензиям в компенсации морального вреда отказывают или назначают неприличные копейки. Несколько лет назад было громкое дело против «Седьмого континента»: сеть продавала под своей маркой козинаки, зараженные личинками насекомых. Когда покупатель открыл упаковку, из нее вылетели мотыльки. Тогда суд оценил моральный вред в 10 тыс. руб. По возмещению морального вреда потребителю это очень высокая компенсация – обычно, порядка 1 тыс. руб.

— Я работала завучем в сельской школе 15 лет. За несколько дней до начала учебного года меня уволили, буквально одним днем — рассказывает читательница « КП » Татьяна, — Подала на школу в суд, разбирались 3 месяца. В итоге – по суду в должности меня восстановили. Присудили минимальную компенсацию за время вынужденного прогула. Но моральный вред оценили в 500 руб. А я за это время чуть не с ума не сошла.

«КП» решила разобраться, почему страдания россиянина оценивают значительно дешевле моральных потрясений американца или европейца?

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек Фото: EAST NEWS

СУММЫ ОТ БАЛДЫ

Моральный вред в системе российского правосудия — понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовка: «Нравственные или физические страдания от посягательства на жизнь, здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию и личные неимущественные права». Со здоровьем еще более или менее понятно. Но как оценить нравственные страдания?

Этот философский вопрос пытались решить почти 30 лет. Но ответа так и не нашли. Поэтому всю глубину страданий суд определяет практически на глаз. По-умному «с учетом требований разумности и справедливости». Что это значит – одной Фемиде известно.

Сегодня в России не существует никакой формулы при расчетах морального вреда. Никаких минимальных и максимальных пределов. А поскольку у нас не действует прецедентное право, то в похожих историях суд имеет право назначать совершенно разные суммы. Например, за оскорбление в публичном месте компенсация была и 2 тыс., и 10 тыс., и 100 тыс. рублей. Последний вариант, правда, про публичных персон. Конкретнее – по иску Елены Ваенги к журналу «Собеседник». Журналисты публично заподозрили, что она – вампир.

Читайте так же:  Ответ на мотивированный отказ

ПОСТРАДАЛ — ОБОСНУЙ

Мало того, что моральный вред нужно оценить, так его еще и поди докажи.

— Для суда мало что заранее установлено и определено. Все нуждается в доказательствах — в этом и есть состязание. А получается, что выходит человек и говорит: « Вы же понимаете, я очень переживаю». А судья не понимает. А если и понимает, не имеет право вложить это понимание в свой вердикт, — говорит Андрей Некрасов , адвокат, старший преподаватель РАНХиГС. — И как обосновывать свои материальные притязания за моральный вред никто не может договориться.

Как доказать, что ты страдал? Не физически, нет. Душевно! Заплаканные фото и платочки суд вряд ли примет к рассмотрению. Дневники в стиле Достоевского писать? Показания свидетелей, которые утешали? По словам Некрасова, единственный путь –психологическая экспертиза. Мало того, что это недешевое удовольствие – от 15 тыс. рублей. Так еще и пойди-найди специалиста, который возьмется.

— Психологов у нас много. Тех, кто умеет работать с бумагами, оформлять их для суда – почти нет. А тех, кто готов взять на себя ответственность – еще меньше, — рассказывает Некрасов. – Но это касается дел, где человек действительно испытал серьезное потрясение. А если брать ситуации, например, с защитой прав потребителей? У человека айфон сломался, какая тут может быть психологическая экспертиза? Суммы присуждают абсолютно с потолка.

ГОСУДАРСТВО ПРИКРЫВАЕТ СЕБЯ

С другой стороны, с потолка можно же присуждать и крупные суммы. Но, по данным компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» (ФБК), средняя компенсация за моральный вред в России – 1,7 тыс. руб. «Цена страдания» в нашей стране в десятки раз ниже, чем за рубежом. Юристы называют несколько причин.

— Если опасения, что государству придется раскошеливаться на немалые суммы. Ведь оно тоже часто может выступать ответчиком. Неправильное назначение пенсий или предоставление госуслуг, медпомощи, образования. Если начнется практика крупных исков, государству тоже придется платить, — говорит Игорь Николаев , ди ректор Института стратегического анализа ФБК. – Но это нормально. Государство такой же субъект отношений. Если в результате действия госслужащих нанесен ущерб, нужно оплачивать его в полной мере.

Другая причина – странная жалостливость российских судов. Считается, что компенсация не должна быть чересчур обременительна для «вредителя». При рассмотрении дел судьи учитывают платежеспособность человека или компании. В США или Европе такого нет. Гражданин там может разорить чью-то фирму или семью одним иском. Поэтому таких исков там боятся, как чумы.

— Как только начнут присуждать разумные суммы, сразу же во много раз возрастет количество поданных исков. В США в судах многих штатов самое большое количество рассматриваемых дел — как раз о компенсации морального вреда, — предлагает свою версию Елена Заварская , юрист компании The Lawers. — Учитывая перегруженность наших судей, они просто не готовы справиться с наплывом.

Есть и менее очевидные причины. Юристы-правозащитники рассказывали «КП», что иски о моральном вреде – индикатор морального здоровья общества. Эдакий показатель развития правовой системы. Если дать возможность людям бороться за свои потребительские права, то отсюда рукой подать до борьбы за права гражданские. А это государству совсем не выгодно.

СКОЛЬКО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ?

Мы опросили более десятка практикующих юристов и выяснили сложившийся сегодня примерный прейскурант.

— Моральный вред семье после смерти родственника по чьей-то вине – около 1 млн руб*. Такую сумму обычно получают от государства семьи погибших в авиакатастрофах, терактах, трагических случаях. Это служит ориентиром для юристов при подаче других исков.

— Моральный вред при причинении вреда здоровью. От 500 тыс. до 1 млн. руб. при серьезном ущербе. Но это когда человек фактически остался инвалидом. От 50 тыс. до 100 тыс. руб. в случае средней тяжести. Неправильно поставленный смертельный диагноз – около 100 тыс. рублей. Разглашение медицинской тайны – столько же.

— Трудовые споры. Тут все очень индивидуально. Незаконное увольнение – 1-2 тыс. руб. Производственная травма – около 10 тыс. руб. Максимальная сумма ущерба, которую называли – 35 тыс. руб. за отказ в приеме на работу на основании расовой принадлежности кандидата.

— Незаконное уголовное преследование – до 50 тыс. руб.

— Защита прав потребителей — до 10 тыс. руб. по любому нарушению.

*Здесь и далее суммы могут существенно отличаться в зависимости от конкретной ситуации и региона.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

А КАК У НИХ?

Австрия

Конкретные суммы в законах не прописаны. Однако есть ставки компенсаций в случае телесных повреждений – в зависимости от тяжести от 100 до 300 евро за каждый день восстановления здоровья. Самая крупная сумма компенсации с 2001 года – 217 тыс. евро

Германия

Конкретные суммы также не определены. Но в законе сказано, что судьи должны ориентироваться на размер компенсации по ранее рассмотренным похожим ситуациям. Максимальная сумма компенсации с 2001 года – 600 тыс. евро

Великобритания

С 1994 года действует минимальная «тарифная сетка» за причинение морального вреда. Компенсация зависит от времени страдания. Под страданием понимают – снижение трудоспособности, разрыв социальных связей, депрессию и даже потерю сексуальной активности. Если это длится до 16 недель, то сумма от 1 тыс. фунтов стерлингов. До 26 недель – от 4 тыс. Более 26 недель – от 7,5 тыс. Постоянно – от 20 тыс. фунтов.

Франция

Установлено фиксированное значение в случае утраты трудоспособности – 600 евро в месяц. В остальных случаях, размер определяет суд в зависимости от степени тяжести ущерба и возраста потерпевшего.

США

Подход к компенсации сильно различается в зависимости от конкретного штата. Фиксированных сумм тоже нет – все отдано также на принцип «разумности и справедливости». Разброс компенсаций весьма велик . $200 – мужчина травмирован при ДТП (ссадина на пальце, растяжение шеи, головные боли и появление проблем с памятью) и $10,5 млн – работница завода по переработке ядерного топлива получила облучение плутонием.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.kp.ru/daily/26897.7/3941665/

Моральный вред миллион рублей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here