Мнимая сделка доказательства

Вся информация на в статье на тему: "Мнимая сделка доказательства". Полное описание собранное из разных авторитетных источников. Если возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Что такое притворная сделка по ГК РФ — примеры?

Притворная сделкапо ГК РФ

В соответствии с п. 2 ст. 170 ч. 1 Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ, притворной именуется сделка, которая совершается с целью прикрытия другой сделки.

В притворной сделке, в отличие от мнимой, стороны на самом деле вступают в юридическую связь. Но реально возникающие правоотношения при этом не совпадают с теми, которые должны были установиться на основании оформленной сторонами сделки.

Притворная сделка гражданским законодательством относится к недействительным сделкам. При этом следует выделять в составе притворной сделки:

  • собственно притворную сделку, оформляемую для маскировки настоящей сделки (прикрывающая сделка);
  • осуществленную в действительности сделку (прикрываемая сделка).

Прикрывающая сделка является ничтожной, а прикрываемая должна отдельно оцениваться на предмет действительности с точки зрения законодательства, применяемого к соответствующим гражданско-правовым отношениям.

Наиболее распространенными примерами использования притворной сделки можно назвать:

  • оформление договора купли-продажи вместо дарственной (таким способом одаряемое лицо может попытаться избежать уплаты налога);
  • заключение договора дарения вместо договора купли-продажи. Данный пример притворной сделки может быть использован кем-либо из супругов при приобретении недвижимости с целью лишить другого супруга права претендовать на такую недвижимость (см. определение Самарского облсуда от 30.05.2011 по делу № 33-5298);
  • выдача доверенности на управление автомобилем вместо составления договора купли-продажи – с целью миновать уплату госпошлины за регистрацию транспорта в ГИБДД и т. д.

Притворная сделка.Судебная практика

Хотя притворная сделка и признается законом по умолчанию ничтожной, т. е. ее недействительность не требует подтверждения в судебном порядке, установление факта несоответствия между волеизъявлением участников, выраженным в притворной сделке, и их действительным намерением требует весомых доказательств, т. е. данный факт далеко не всегда является очевидным.

С учетом имеющейся судебной практики можно выделить следующие типичные признаки притворной сделки:

  • Участие в прикрывающей и прикрываемой сделке одних и тех же сторон. Однако в практике имеются примеры, когда сторона прикрываемой сделки в прикрывающей не участвует, но знает об истинной цели ее совершения и оказывает содействие в ее проведении. Зачастую используется целая цепочка прикрывающих сделок, в результате которых стороны прикрывающей и прикрываемой сделки должны совпасть (постановление ФАС Западно-Сибирского окр. от 11.07.2006 № Ф04-3803/2005(24391-А67-30) по делу № А67-12407/04).
  • Воля сторон прикрывающей сделки должна быть нацелена посредством прикрываемой сделки на создание гражданско-правовых отношений, отличающихся от закрепленных посредством прикрывающей.
  • Наличие умышленной формы вины у обеих сторон притворной сделки (например,апелляционное определение Вологодского облсуда от 11.12.2015 по делу № 33-6424/2015).

Притворность сделки не презюмируется, поэтому заинтересованное лицо должно представить доказательства того, что была совершена именно притворная сделка. В противном случае выраженное в совершенной сделке волеизъявление сторон признается действительным (например, апелляционное определение Железнодорожного райсуда г. Ростова-на-Дону от 08.12.2015 по делу № 11-59/2015).

Итак, цель притворных сделок – маскировка иных сделок, которые стороны в действительности собираются совершить. Притворная сделка отличается от мнимой тем, что в первом случае стороны на самом деле вступают в правоотношения. Но при этом правоотношения, возникающие между сторонами по факту, отличаются от тех, которые должны возникнуть на основании оформленной сделки.

Заинтересованные лица, считающие сделку притворной, должны предоставить доказательства этого. В противном случае сделка будет признана действительной со всеми вытекающими последствиями.

Источник: http://rusjurist.ru/sdelki/nedejstvitel_nost_sdelok/chto_takoe_pritvornaya_sdelka_po_gk_rf_primery/

ВС РФ установил стандарт доказывания при оспаривании мнимой сделки общества-банкрота

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/384601/

Верховный суд рассказал, как признавать сделку мнимой

Совершена ли сделка только для вида или стороны действительно желают ее исполнения? Точного ответа на этот вопрос нет, в каждом случае суд исследует доказательства и исходя из них делает тот или иной вывод. При этом если юридически значимые обстоятельства не были установлены, а действиям сторон не дана оценка, дело подлежит пересмотру. Об этом и сообщил недавно Верховный суд.

Игорь Марченко* на «Тойоте» въехал в «ВАЗ» Ивана Комова*. У Марченко не было ОСАГО, а значит, ему придется возмещать Комову ущерб из собственных средств. Пока он этого не сделал, при этом продал свою «Тойоту» матери за 100 000 руб. Комов решил, что сделка купли-продажи является мнимой и совершена лишь чтобы избежать возможного взыскания на автомобиль. Он пришел к такому выводу, поскольку стороны являются близкими родственниками, а договор купли-продажи заключен через неделю после ДТП. Поэтому Комов обратился в суд с требованием признать указанный договор недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать судебные расходы.

В суде выяснилось, что деньги по сделке не передавались, у матери Марченко нет водительских прав, автомобиль все еще находится в распоряжении Марченко, который допущен к его управлению и продолжает им пользоваться. Тем не менее Грязинский городской суд Липецкой области, а вслед за ним и судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в удовлетворении иска отказали. Суды сочли, что истец не представил доказательств мнимости сделки. По их мнению, родственные отношения между продавцом и покупателем ничего не подтверждают. Также судами отмечено, что об исполнении договора свидетельствует факт перерегистрации машины в ГИБДД и покупка матерью ответчика ОСАГО.

Тогда Комов обратился с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что действия ответчиков по заключению договора купли-продажи не были исследованы с учетом всех обстоятельств. По мнению ВС, апелляция не определила цель, которую преследовали стороны. В апелляционном определении нет результатов оценки каждого из представленных доказательств в отдельности, а также их взаимосвязи. Поэтому ВС отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 77-КГ17-22).

Читайте так же:  Отказать взыскании компенсации морального вреда

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

«Это дело является типичным примером попытки защитить свое имущество от обращения на него взыскания. Поскольку суды не установили действительную правовую волю сторон, направленную на исполнение сделки, не дали полной оценки всем доказательствам и показаниям свидетелей, суд направил дело на новое рассмотрение», – отметила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. «Подход ВС призывает суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дел, в которых поведение сторон в значительной мере обусловлено мотивационными факторами, отходить от формальной оценки доказательств и досконально исследовать все обстоятельства дела», – заявил партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан. При этом советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк считает, что вероятность сохранения апелляционным судом отказного решения в силе весьма реалистична.

Все юристы сошлись на то, что это дело крайне ценно для правоприменения. «Определение ВС имеет важное правовое значение. Оно не только защищает права конкретного истца, но и упорядочивает гражданские правоотношения. Это определение напомнит гражданам, решившим уйти от ответственности посредством недобросовестного поведения, о неотвратимости наказания», – уверен директор ООО «Центр правового обслуживания» Анна Коняева. «Чаще всего сделки по выводу активов должника вне дел о банкротстве оспариваются на основании ст. 10 и ст. 168 ГК как совершаемые исключительно во вред кредиторам. В этом же деле ВС указал на необходимость применения ст. 170 ГК, квалифицировав сделку в качестве мнимой. Такой подход можно поприветствовать», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией


Источник: http://pravo.ru/story/view/145387/

Сделка может быть мнимой, даже если все документы в порядке

При оценке доказательств по делу о признании сделки мнимой суду следует обращать внимание не только на правильность оформления документов, но и на иные доказательства, подтверждающие или опровергающие реальность спорной сделки (постановление Президиума ВАС РФ №7204/12 от 18.10.2012).

В 2006 г. было создано ООО, в числе учредителей которого выступал индивидуальный предприниматель, чья доля в уставном капитале общества была равна 24,5%.

Между ООО (далее — общество, ответчик, покупатель) и его контр­агентом (далее — продавец, ответчик) был заключен договор поставки строительных материалов. Конкретизировать предмет договора стороны условились в дополнительной документации (заявки, счет на оплату, товарная накладная, доверенность и (или) платежное поручение). Согласно договору оплатить товар общество должно было в течение 30 дней после отгрузки.

Поставка товара покупателю на сумму более 150 млн руб. подтверждалась товарными накладными. Покупатель свои обязательства по оплате товара не выполнил, однако подписал без возражений акт сверки расчетов на указанную сумму.

Спустя полгода определением арбитражного суда в отношении покупателя была введена процедура наблюдения, назначен временный управляющий. А продавец по договору поставки обратился с заявлением о включении образовавшейся задолженности в реестр требований кредиторов, которое было удовлетворено арбитражным судом.

Предприниматель, являющийся одним из участников ООО — покупателя, обратился в арбитражный суд с иском к продавцу и покупателю о признании заключенного договора поставки недействительным как мнимой сделки, а также крупной сделки для покупателя, не прошедшей процедуру одобрения общего собрания участников.

Свою позицию предприниматель обосновал тем, что, заключая между собой договор поставки, ни одно из обществ не имело намерения ее исполнить. И фактически товар в адрес покупателя не поступал, как в адрес продавца не поступали денежные средства. Единственной целью указанного договора было создание искусственной задолженности покупателя перед продавцом. Кроме того, для покупателя данная сделка является крупной, и для ее заключения требовалось получить одобрение общего собрания участников, что сделано не было.

Суд первой инстанции не увидел оснований для удовлетворения иска, пояснив, что доказательств в пользу мнимого характера поставки истец не представил. Товарные накладные, свидетельствующие об отгрузке товара, подписаны руководителями компаний-контрагентов по сделке.

Доводы истца о том, что продавец не имел реальной возможности произвести и поставить обозначенное в накладных количество товара, суд также отклонил, пояснив, что в договоре не сказано о том, что весь товар должен произвести именно продавец. По мнению арбитражного суда, компания вполне могла приобрести часть проданного товара у третьих лиц. Не убедили суд и представленные в дело фотографии и акты осмотра производственных помещений продавца.

Что касается аргумента о том, что совершенная покупателем сделка является для него крупной, то суд его также не принял во внимание, посчитав, что спорный договор был заключен в процессе обычной хозяйственной деятельности общества и одобрения не требовал.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы арбитражного суда и оставили принятое им решение в силе, а заявленные предпринимателем жалобы — без удовлетворения.

Президиум ВАС РФ отменил вынесенные по делу судебные акты и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Нижестоящие инстанции при вынесении решения и постановлений руководствовались тем, что представленные в дело товарные накладные были составлены в соответствии с требованиями закона и заявлений о фальсификации доказательств не поступало. Однако в делах о признании сделок мнимыми заявлять о фальсификации доказательств нет смысла — все документы стороны могут оформить без пороков, не имея однако при этом намерения исполнять именно эту сделку. Потому при рассмотрении дела суду надлежало не ограничиваться формальной оценкой накладных, а принять во внимание иные документы первичного учета, а также иные доказательства. Несмотря на это, суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайств истца об истребовании доказательств и экспертизы. Решение по данному делу затрагивает интересы кредиторов в деле о банкротстве покупателя, поэтому судам надлежало провести проверку обоснованности возникшей задолженности.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/201801/

Как опровергнуть обвинения в мнимости и притворности сделок

Налоговые инспекторы, заботясь о пополнении бюджета, могут заявить о ничтожности сделки. Если суд признает ее не соответствующей закону, то есть недействительной, налоговые последствия для фирмы могут быть весьма плачевными. Арбитражная практика нашего округа показывает, что главное – вовремя позаботиться о документальном оформлении и исполнении сделки.

Читайте так же:  Как составить заявление в суд на алименты

Цели могут быть разные

Мнимые и притворные сделки признаются ничтожными. Отметим, что суды указывают: сделка не может быть признана одновременно и мнимой, и притворной (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.02.07 № А56-20721/2006). Цель мнимой сделки – создать лишь видимость правовых последствий, контрагенты не желают их наступления в действительности, преследуя иные цели (например, получение необоснованной налоговой выгоды). Такая сделка заключается только на бумаге, намерения сторон по ее реальному исполнению отсутствуют. Притворная сделка направлена на достижение других правовых последствий, чем те, которые прямо следуют из нее, – такая сделка прикрывает иную волю всех ее участников. Следовательно, притворная сделка может быть признана таковой, если оба контрагента имеют намерение ее совершить. При этом притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая».

Подтверждаем реальность сделки

Чтобы у контролеров не возникло сомнений в реальности совершенной сделки, она должна быть надлежаще оформлена, а ее исполнение – подтверждаться всеми необходимыми документами («платежками», допсоглашениями, актами взаимозачета, уведомлениями о проведении зачетов, накладными, актами выполненных работ, счетами, счетами-фактурами, учетными карточками, деловой перепиской и пр.). В этом случае у суда может не остаться сомнений в том, что воля сторон не была направлена на заключение иной сделки (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.04.07 № А56-40998/2005). То есть при ее заключении участники должны совершить необходимые действия, направленные на достижение типового юридического результата, присущего заключаемому договору.

Кроме того, намерения налогоплательщика по заключению договора должны подтверждаться исполнением обязанностей по нему (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.06.07 № А05-8960/2006-19). Например, должны совершаться реальные операции с товарами, услуги должны оказываться. Существенное значение имеет сама возможность реализации обязательства по сделке. Если силами сторон оно явно не может быть исполнено, в договоре разумно предусмотреть возможность осуществления планов путем привлечения третьих лиц (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.02.07 № А05-16664/05-33).

Суд требует доказательств!

Налоговые органы должны документально доказать, что сделки были совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия или с целью прикрыть другую сделку. Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что при рассмотрении вопроса о ничтожности сделок первостепенное значение имеют фактические обстоятельства и реальные операции. Так, в постановлении от 05.04.06 № 15825/05 Президиум Высшего арбитражного суда подчеркнул, что сами документы (по ст. 165 НК РФ) не могут служить достаточным основанием для возмещения НДС – нужны еще достоверные доказательства реального экспорта.

Суды соглашаются с отказом в вычете, если устанавливают искусственное увеличение числа участников операций; если компания создает лишь видимость оплаты товара по цене, которая выше цены реализации. Мнимость суд может установить, если инспекция докажет, что нет самой возможности исполнить договор (например, отсутствуют производственные мощности).

Нередки случаи, когда суды признают сделки притворными. Так, суд согласился с доводами инспекторов о том, что договор займа являлся притворным, а сама сделка должна быть квалифицирована как договор дарения. Суд признал, что налогоплательщик получил доход в виде безвозмездно полученного имущества (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.04.06 № А66-2962/2005).

Таким образом, притворность сделки может быть установлена, если налоговики смогут доказать, что правовые последствия заключенного договора соответствуют совсем другой сделке. Налоговые последствия притворных сделок – при переквалификации сделки налоговый орган начислит или доначислит налоги, основываясь на реальных отношениях сторон, а не на ее притворной форме.

Источник: http://www.audit-it.ru/news/account/184369.html

Мнимые сделки судебная практика

Недействительность мнимой сделки для создания искусственной задолженности

Иногда бывает так, что внешне (в документах) по сделке все выглядит правильно и безупречно. Однако целесообразность подобных действий и отсутствие в них экономического смысла настораживает. Думаю, всем уже понятно, что речь идет не о чем ином как о мнимой сделке. В сегодняшнем материале – пример оспаривания классической мнимой сделки с подробными выводами суда и подсказками по доказыванию о том, на что нужно обратить внимание суда, если вы оказались в подобной ситуации.

Фабула дела:

Иск участника общества от имени общества о признании договора купли-продажи недействительной сделкой. Предмет договора – поставка оловянной чушки в количестве более 50 тонн на сумму более 55 миллионов рублей. Оплата по договору была произведена передачей векселей Сбербанка, однако поставка фактически не состоялась. Третейским судом с поставщика была взыскана задолженность в пользу ответчика.

Участник поставщика Шевяков с долей 97,2% уставного капитала оспаривает данную сделку по многим основаниям: отсутствие одобрения им крупной сделки как залогодержателем доли в условиях корпоративного конфликта, злоупотребление правом со стороны другого участника общества, одобрившего сделку, и директора общества, нарушение интересов общества и участников, отсутствие надлежащих полномочий у представителя продавца и отсутствие фактической возможности совершения сделки продавцом в отсутствие имущества, подлежащего поставке в преддверии банкротства, мнимость сделки.

Суд первой инстанции по данному делу отказал в иске: установил, что сделка является крупной, однако посчитал, что одобрение не требуется, поскольку истец был восстановлен в правах участника судебным решением после совершения спорной сделки, на момент совершения сделки единоличным участником общества было третье лицо, одобрившее ее совершение, полномочия лица, совершающего сделку, были подтверждены надлежащим образом.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 14.03.2017 по делу № А71-725/2016 отменил указанное решение, признал недействительной ничтожную сделку.

Выводы суда:

1. Принимая решение по делу, суд должен руководствоваться не формальными соображениями и основаниями для отказа в удовлетворении иска, а исходить из мотивов, связанных с оценкой существа самого спорного права, и принимать во внимание все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Видео (кликните для воспроизведения).

2. В интересах стабильности и надежности имущественного оборота статья 174 ГК РФ ограничивает круг случаев, в которых совершенная с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной. Для этого необходим ряд условий. Во-первых, требование о недействительности сделки может быть заявлено только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий, а не контрагентом по сделке. Во-вторых, этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличии таких ограничений. В-третьих, требование о недействительности рассматривается по иску заинтересованного лица.

Читайте так же:  Постановление пленума верховного суда усыновление

3. В 2012 году Шевяков, будучи единственным участником, продал свою долю другому лицу — Дильдину. Данная доля находилась в залоге у Шевякова до момента ее полной оплаты. До 2015 года Дильдиным была оплачена лишь небольшая часть приобретенной доли. Возник судебный спор о расторжении договора продажи доли, признании за Шевяковым права на 97,2% доли в уставном капитале (в неоплаченной части). Решение было вынесено в пользу Шевякова.

4. Одобряя крупную сделку единственный участник общества Дильдин знал как о наличии залога доли по договору-купли продажи доли, наличии претензии Шевякова В.П. от 30.01.2015 о его расторжении, так и о принятии к производству искового заявления Шевякова В.П. Указанные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении правом Дильдина А.А., в т. ч. и о совершении действий не в интересах общества. Само по себе отсутствие сведений об установлении залога доли в ЕГРЮЛ, не свидетельствует о добросовестности Дильдина А.А.

О мнимости сделки:

5. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что поставщик по спорной сделке осуществляет торговлю оловом, являющемся цветным металлом, либо имеет лицензию на соответствующий вид деятельности, из ЕГРЮЛ это также не следует.

6. Нет доказательств тому, что поставщик был собственником оловянных чушек в количестве 50 500 кг, либо каким-то иным образом имел возможность обеспечить поставку указанного товара. Ответчик не представил пояснений о том, каким образом нашел данного поставщика.

7. В спорной сделке стороны предусмотрели предоплату. Оплата осуществлялась путем передачи векселей не одномоментно, а в течение двух месяцев. При этом не представлено доказательство того, что ответчик обращался за выборкой оплаченного товара.

8. Таким образом, осуществив предоплату 100% ответчик фактически не интересовался возможностью поставки товара и практически сразу после оплаты обратилось в третейский суд. В третейском суде ответчик не потребовал фактического исполнения обязательства, а потребовал взыскать денежные средства.

9 Перечисленная совокупность обстоятельств свидетельствует об отсутствии разумного экономического смысла в действиях ответчика по заключению оспариваемой сделки с истцом, в отсутствие ранее каких-либо хозяйственных правоотношений, в отсутствие действий со стороны ответчика, направленных на получение необходимой и достаточной информации о возможности исполнения спорной сделки; в отсутствие доказательств тому, что ООО «Промстан» осуществляло ранее такой вид хозяйственных операций либо осуществляло предложения на рынке такого вида товара как оловянные чушки.

10. Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

11. Совокупность фактических обстоятельств свидетельствует о том, что стороны сделки не имели намерения вступать в правоотношения, получить правовой результат, характерный для договоров поставки, удовлетворить предпринимательский интерес в виде получения товара либо оплаты, что свидетельствует о порочности воли каждой из сторон.

Комментарии:

1) Сокрытие настоящего смысла мнимой сделки находится в интересах всех ее сторон. Стороны верно оформляют необходимые документы, но в получении реального исполнения не заинтересованы. Поэтому лишь оценка совокупности обстоятельств и доказательств судом по иску об оспаривании мнимой сделки способна сформировать верное представления у судьи.

2) Поэтому суд, комментируя судебный акт суда первой инстанции, обратил внимание на то, что наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости, установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно.

3) Интересен вывод суда о том, что для категории мнимых сделок определения точной цели не требуется – достаточно установить факт, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой.

4) Даже формальное исполнение для большей правдоподобности мнимой сделки не может гарантировать отсутствие вероятности признания ее ничтожности (п. 86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

5) Совершать подобные сделки в условиях корпоративного конфликта особенно рискованно. Проигнорировать наличие интересов участника с долей 97,2% уставного капитала было бы неправильно и несправедливо. При этом стороны спорной сделки не позаботились о создании правдоподобной «легенды» и пояснений для суда, способных зародить хотя бы частичное сомнение о реальном характере данной сделки.

6) Суд констатировал, что сторонами не представлены какие-либо пояснения о формировании данных договорных отношений. Претензий и требований об исполнении обязательства по поставке в натуре не предъявлялось. Такие вещи однозначно формируют единственно возможный вывод суда о фиктивности отношений.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected]

Яна Польская, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Источник: http://vitvet.com/blog/polskaya/nedeystvitelnost_mnimoy_sdelki_dlya_sozdaniya_iskusstvennoy_zadolzhennosti/

Какими способами можно доказать реальность сделки

Сделки, которые совершаются не в реальности, а на бумаге, – предмет деятельности фирм-однодневок, с которыми постоянно сражается налоговая служба. Если контрагент будет заподозрен в «проблемности», налоговики в ходе проверки могут попытаться доказать, что хозяйственная операция не имела места в действительности, а только значится таковой по документам. И даже если в настоящий момент все хорошо, в будущем контрагент может быть взят проверяющими органами на заметку. Поэтому всегда лучше иметь на руках доказательства чистоты и добросовестности совершения сделки в тот момент, когда это происходило.

Читайте так же:  Некоммерческого партнерства содействие развитию

Рассмотрим, как можно противодействовать попыткам налоговиков признать сделку не имевшей места в действительности.

Кто и что должен доказывать

Если контрагент, с которым фирма имела финансовые дела, признан недобросовестным (иными словами, относится к числу «однодневок»), проверок налоговых органов не избежать. Инспекторы будут рассматривать каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды. При этом они изучают:

  • движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • возможную взаимозависимость участников сделки;
  • вероятность налоговой выгоды.

Каждое из этих положений в отдельности еще не является доказательством ненадежности контрагента. Поэтому, несмотря на то что бремя доказательств законодательно лежит на налоговой, в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно. При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

ВАЖНО! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая

Что именно вменено в обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств:

    Подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то совершенно ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Такого рода нарушение встречается не так часто, добросовестные фирмы предпочитают не идти на сознательное нарушение закона и не создавать собственных однодневок.

  • Почему именно этот партнер. Чаще встречается ситуация, когда контрагенты не связаны между собой. Если один из них оказался недобросовестным, налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Вот почему крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  • Подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.
  • К СВЕДЕНИЮ! Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  • Оценка достаточности и разумности проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. Налоговики будут исследовать следующие моменты:
    • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
    • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
    • имел ли налогоплательщик дело с другими недобросовестными агентами раньше;
    • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
    • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.
  • Формирование доказательной базы

    Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

    1. Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера? Отсутствие личных контактов – почти гарантия нереальности сделки.
    2. Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки? Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
    3. Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, к примеру, склады или торговые площади партнера? Если сделка имела место, он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
    4. Как получили информацию о контрагенте? Налоговая заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от других партнеров и т.п.
    5. Проверяли ли лицензию? Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

    Рекомендации добросовестным налогоплательщикам

    Самым простым способом избежать неприятностей с налоговой был бы совет не сотрудничать с однодневками. Однако от столкновения с ними никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.

    Например, фирма давно работает с данным контрагентом, не сомневается в нем, заказывает товар или услугу, и слышит ответ: «Это мы делаем через такую-то компанию». Товар получен, но потом выясняется, что «такая-то» компания оказалась однодневкой, и вот у добросовестного налогоплательщика появляются проблемы. Если он сможет доказать, что сделка была реальной, недобросовестность контрагента в данном контексте не будет иметь значения – он получит свой вычет НДС и включение расходов в базу налога на прибыль. Поэтому нужно позаботиться о своевременной фиксации доказательств, которые будут признаны налоговиками или судом.

    ВНИМАНИЕ! Если фирма получила запрос из налоговой о предоставлении документов, касающихся взаимоотношений с тем или иным агентом, это повод не ждать налоговой проверки, а исчерпывающе оказать свою добросовестность.

    Доказательства предварительной проверки контрагента

    Необходимо сохранять все данные проверки будущего партнера в виде бумажных документов или их сканов или скринов в электронном виде. Проверка должна проводиться не столько, «чтобы быть спокойным самому», сколько для того, чтобы обелить налогоплательщика в случае претензий к контрагенту. Среди этих документов могут числиться:

    • данные из открытых источников (реестры Минюса, ФНС, плательщиков НДС и т.п.);
    • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).

    Регламент заключения договоров

    С юристом или самостоятельно руководству следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.

    Аккуратная первичка

    Следует составить перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов:

    Читайте так же:  Разрешение на оружие с каких лет

    • накладные;
    • акты выполненных работ или оказанных услуг;
    • отчеты о выполненной работе;
    • счета-фактуры;
    • счета на оплату;
    • технические заявки и др.

    Набор первичной документации, доказывающей реальность сделки, будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

    Обязателен контроль составления всей первичной документации, сопровождающей сделку, и ее непременное сохранение. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

    Дополнительные доказательства

    Приведенные выше рекомендации должны стать частью повседневной деятельности компании. Но иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

    Гораздо лучше и эффективнее не собирать доказательства по факту налоговых требований, а иметь их наготове всегда и по любой сделке, особенно с высоким суммовым порогом или увеличенной степенью риска.

    Источник: http://assistentus.ru/vedenie-biznesa/kak-dokazat-realnost-sdelki/

    Притворились и сделали

    Известно, что сейчас практически любые действия с жильем возможны только через акт купли-продажи. При этом нередко в документах на оформление перехода недвижимости из одних рук в другие цена по просьбе одной из сторон может не соответствовать устным договоренностям.

    В результате этого часто после такой сделки одна из сторон бежала с жалобой в суд. А там клялась, что написанным в договоре цифрам не надо верить, так как они в реальности были совсем другими. Одни жалобщики при этом говорили про мнимую сделку. Другие — про притворную сделку. Истцы уверены, что это одно и то же. Юристы объясняют — это не просто разные понятия. У таких сделок даже последствия для граждан — разные.

    Итак, наша история началась на юге страны в большом городе. Два гражданина обратились в суд с иском к третьему гражданину. Они потребовали признать их право собственности на объект незавершенного строительства — мансарду жилого дома.

    Уже в суде истцы объяснили, что несколько лет назад они — трое граждан — договорились купить в складчину недвижимость. Одному из них принадлежал участок земли, где планировалось строительство. Потом все эти годы будущие домовладельцы вкладывали свои деньги и силы в то, чтобы дом построить. В итоге его достроили, но появилась проблема. Жилье заканчивалось мансардным этажом, которого не было в проектной документации на дом. Проще говоря, возведенная мансарда оказалась незаконной самовольной постройкой. Для двоих из них (напомним, у третьего было право собственности на участок) возникли проблемы с оформлением в собственность построенного дома.

    В итоге яростных споров ситуация разрешилась так. Каждому из трех строителей досталось по одной трети дома, но в эти квадратные метры не вошла мансарда. Прошло время, и местная власть, точнее ее комиссия, которая занимается самостроем, решила сохранить мансардный этаж. Так чей же он будет?

    Сам хозяин земли в суде иск бывших товарищей по стройке не признал вообще. Он подготовил встречный иск, в котором попросил суд признать договор купли-продажи долей дома недействительным. И применить в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки. Он стал доказывать, что их договор продажи был именно ничтожной сделкой, так как заключался без намерения «создать правовые последствия».

    Итог местных судов таков — хозяину земли пошли навстречу, а двум истцам, требовавшим равноправия в квадратных метрах, в иске отказали. Обиженные и проигравшие граждане дошли до Верховного суда. Там все решения местных судов перечитали и сказали: оба суда — районный и краевой — допустили «существенное нарушение».

    Вот в чем это выразилось. По Гражданскому кодексу (статья 170) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

    Это значит, что для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения этой самой сделки стороны не намеревались создавать соответствующие этой сделке правовые последствия, характерные именно для таких сделок. Обязательным условием для признания сделки мнимой является «порочность воли каждой из ее сторон». Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий. Совершая такую сделку, стороны не собираются ее выполнять.

    Местные суды исходили из того, что договор купли-продажи оказался, по их мнению, недействителен. Так как является мнимой сделкой, ведь она совершалась только для того, чтобы зарегистрировать за покупателями доли в этом доме. Ведь по договору деньги за трети дома продавцу не передавались.

    Верховный суд не нашел в деле никаких обстоятельств, из которых коллеги сделали выводы о том, что договор купли-продажи — мнимый. Высший суд заметил: продажа долей для регистрации прав собственности обычное явление. Истцы не только получили право собственности, но и вселились в свои доли. Факт вселения Верховный суд перевел на юридический язык — жалобщиками «были совершены необходимые действия для создания правовых последствий, связанных с переходом права собственности».

    Местные суды сослались на 168 статью Гражданского кодекса. Там сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, — ничтожна. Но при этом, вероятно, забыли указать, а какие конкретно нормы закона при купле-продаже нарушены.

    Районный суд вообще написал, что основанием возникновения права общей долевой собственности на дом и участок стал их договор о совместной стройке, а не купли-продажи. Который, по мнению суда, — мнимый. Из этого сделали вывод: договор купли-продажи был заключен, чтобы прикрыть договор о совместном строительстве. То есть перед нами явно притворная сделка.

    По Гражданскому кодексу «притворными» названы сделки, которые совершают, чтобы прикрыть другую сделку. Если сделка притворная, то недействительной будет лишь та сделка, которой закрыли законную.Местные суды, заявил высший суд, не учли, что правовые последствия мнимой сделки отличны от правовых последствий притворной сделки. Поэтому Верховный суд решил, что выводы коллег о недействительности договора купли-продажи по мотиву мнимости не соответствует установленным судом обстоятельствам.

    У суда не было оснований признать договор купли-продажи мнимой сделкой только потому, что деньги не передавались. Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия. Но не может назвать сделку ничтожной.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://rg.ru/2014/04/08/sud.html

    Мнимая сделка доказательства
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here